Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/davnosti/view.php on line 87
Давности — Неделя авиации в Казани. Первый день

Неделя авиации в Казани. Первый день

ПЕРЕД ПОЛЕТАМИ. — Общие впечатления. — Публика и авиаторы. — «Блерио 5».

Волна авиационного движения докатилась и до Казани.

Конечно, простая случайность, что первый день первой недели авиации в Казани совпал со днем открытия «национального праздника воздухоплавания» в Петербурге.

Но все же считаем не лишним отметить и этот штрих, еще более оттенивший значение того, что нам пришлось увидеть и пережить в этот, если и не исторический для Казани, то во всяком случае — полный интересных впечатлений и глубоко-волнующих переживаний, — день.

Пусть авиация и ее успехи давно уже перестали быть для нас областью неведомого, до некоторой степени — даже загадочного.

Но в смысле непосредственных впечатлений первые полеты аэронавтов в Казани дали все же очень многое. После кувыркания по крышам гг. Древницких и кинематографических снимков «с натуры» — увидеть эти полеты было не только «любопытно», но и глубоко интересно.

Забывалось как-то, что перед вами собственно не представители авиации-искусства, а прежде всего — ремесленники-аэронавты.

Забывались все неудобства окружающей обстановки и многообразные мытарства, через которые пришлось пройти в этот день.

Над всем доминировало одно волнующее ощущение, ощущение, что вы являетесь свидетелями новой победы человеческого гения, победы над воздухом, открывающей столь грандиозные, дух захватывающие перспективы...

* * *

Впервые за все свое существование ипподром привлек к себе такую массу народа.

Здесь была, поистине, «вся Казань», — представители всех сословий, люди всех общественных положений.

Тысячи — внутри ипподрома, десятки тысяч — на окрестных горах, холмах и всяких возвышенностях.

Стечению публики много благоприятствовала и установившаяся погода.

Нахмурившееся с вечера небо прояснилось к утру. День выдался солнечный, теплый, какими изредка дарит проходящее лето.

Легкий, чуть ощутимый ветерок. Перистые облака на небе.

Все предвещало полный успех авиаторам.

А вот и они сами, в своих странных костюмах. Осматривают в последний раз у наскоро приспособленного ангара свои аппараты.

Особенное внимание привлекает казанец А. В. Васильев, завоевавший столь широкую популярность своими полетами в Н.-Новгороде, где ему удалось — 1 сентября — поставить всероссийский рекорд высоты — 1000 метров.

А. В. Васильев и его товарищ по полетам, помещик В. С. Кебуров — являются одними из первых аэронавтов, выступающих в России с полетами на монопланах. До настоящего времени симпатии русских авиаторов были больше на стороне бипланов, более тяжелых и громоздких, чем монопланы системы Блерио, которыми пользуются при полетах прибывшие аэронавты.

С внешней стороны осмотренные нами аппараты мало отличаются один от другого, причем конструкция их представляется крайне простой. И только при более внимательном рассмотрении нельзя не обратить внимания на сложность всего механизма.

* * *

Но вот один из аппаратов выкатывается рабочими от ангара на средину ипподрома.

Это моноплан системы Блерио, тип № 5.

По виду он кажется менее «воздушным», чем моноплан той же системы № 11, хотя по весу значительно легче последнего.

В общем на публику он производит очень сильное впечатление своим красивым строением «бабочки».

Кто бы мог подумать, что всего через несколько минут от него останется лишь изуродованный остов и груды смешавшихся частей?

* * *

ПОЛЕТ ЛЕОНА ЛЕТОР. — Подъем. — В воздухе. — Падание аппарата и первая жертва авиации в Казани.

«Блерио 5» откатывается в конец ипподрома. Еще несколько томительных минут приготовления к полету (Л. Летор), и наступившая сосредоточенная тишина резко нарушается характерным жужжанием мотора.

Слегка подпрыгивая по неровностям почвы, аппарат катится к середине ипподрома и, быстро, но плавно отделившись от земли, поднимается в воздух.

Нужно было присутствовать на полете, присутствовать именно в момент эффектного отделения аппарата от земли, чтобы понять то впечатление, которое производит этот момент.

Кажется, тотчас делаешься участником полета — до того сосредотачивается внимание на движении аппарата,до того это внимание становится напряженным.

Момент необычайного подъема, который приходится переживать разве лишь при ощущении величественных проявлений творчества — в картине ли гениального художника, в речи ли пламенного оратора, на сцене ли — в минуты артистического подъема, или же — в движении многотысячной массы.

* * *

Тысячная толпа зрителей замерла.

При высоте от 25 до 40 метров моноплан эффектно описывает первый круг над ипподромом — с красивым, хотя немного рискованным поворотом, и при восторженных аплодисментах < ... > пролетает над трибуной, направляясь к внешней стороне ипподрома.

Далее он летит уже с заметным уклонением в сторону и довольно нетвердым общим курсом, попав в сферу неожиданного воздушного течения.

Публика начинает волноваться.

Новый поворот. Еще более резкий уклон. Аппарат весь как-то тревожно вздрагивает и стремительно опускается вниз за ипподромом, около шоссе.

Возгласы испуга. Толпа устремляется к месту крушения.

Моноплан лежит разбитый. Авиатор, как выясняется, успел избежать серьезной опасности, отделавшись лишь легким ушибом.

Сам он стоит тут же, возле аппарата, бледный и задыхающийся.

Однако без жертв не обошлось.

Пострадал, как теперь выяснилось, кр-н Ремнев, рабочий по профессии, получивший настолько сильный удар по руке, что ее пришлось ампутировать в больнице, где Ремнев и скончался.

О причинах падения аппарата и о первой жертве авиации говорят различно.

Наиболее правдоподобной версией, на наш взгляд, является следующая.

Захваченный неожиданным воздушным течением, о существовании которого авиаторы и не подозревали, благодаря незнакомству с топографическими особенностями местности и отсутствию пробных полетов, — авиатор Л. Летор вынужден был, дабы избежать крушения при более неблагоприятных условиях (скопление публики, опасный спуск), прервать ток и остановить действие мотора.

Предупреждая криком и жестами публику, он опустился между двумя долинами в ложбинку, где публики почти не было, а бывшая ранее вблизи этого места публика разбежалась.

Ремнев же, по неизвестным мотивам, бросился к аппарату как раз в момент его спуска. Было ли это случайностью, или он хотел поддержать выпрыгивающего авиатора — определенно не установлено. Известно только, что он был немного «навеселе» и, возможно, сам не отдавал себе отчета в своих поступках.

И вот двенадцати пудовый аппарат, спускавшийся с скоростью двухсот верст в час, задел его краем...

Первая жертва авиации в Казани!

* * *

Передаваемое из уст в уста печальное известие произвело крайне удручающее впечатление на публику, хотя в тот момент никто и не подозревал, что печальный случай будет иметь столь трагический конец...

Происшествие вызывает самые разнообразные комментарии.

Понемногу волнение стихает, и публика по-прежнему напряженно ждет второго полета, полета «самого» А. В. Васильева.

ПОЛЕТ А. В. ВАСИЛЬЕВА. — Воздушный рейс в 35 верст. — Эффектный спуск. — Восторг публики.

Ожидание становится наконец томительным, так как приготовления к полету на этот раз тянутся слишком долго.

Вдали белеет «Блерио 11», аппарат смелого, не чуждого даже некоторого бравирования аэронавта.

Ветер крепнет. Он-то и останавливает авиатора.

Наконец все приготовления закончены. Снова жужжит мотор. «Блерио-11» долго катится по земле и лишь посредине ипподрома взвивается легко, как птица, в воздух и начинает, постепенно поднимаясь, описывать круг.

Легкий, совершенно свободный поворот. Первый круг — и перелет через трибуну при громе аплодисментов.

Ряд все расширяющихся элипсических кругов на высоте от 100 до 300 метров со скоростью до 100 верст в час.

Публика восторженно встречает смелого авиатора аплодисментами при полетах около трибуны. С окрестных гор и холмов доносится многоголосое «ура!» тысячной толпы.

* * *

«Блерио 11» реет в высоте. Белеют его крылья, и весь он, как громадная птица...

Девять кругов, — и аппарат начинает спускаться.

Еще несколько мгновений, и он уже катится по земле к самой трибуне и останавливается у ее середины.

Замечательно эффектный спуск!

Публика встречает авиатора аплодисментами и криками и устремляется со всех концов на круг.

Молодежь качает авиатора, отовсюду слышатся поздравления, все спешат пожать руку своему смелому согражданину.

А. В. Васильев высказывает сожаление, что опасное воздушное течение помешало ему на этот раз подняться на большую высоту и совершить более отдаленную экскурсию — в город. В воскресенье он надеется исполнит это свое намерение.

* * *

Полетом А. В. Васильева, длившемся девятнадцать с половиной минут, и заканчивается первый день авиации, полный глубоко-волнующих впечатлений.

Следующий полет — в воскресенье. Примут в нем участие все авиаторы. Если позволят условия, монопланы сделают и единовременный подъем.

М. Орловский

«Камско-Волжская Речь», № 559-й, пятница, 10 сентября 1910 года.

Написать комментарий

Для того, чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться