Ужасы казанской канцелярщины: умершей солдатке предлагается ответить, когда она получила паспорт

Из копилки курьезов.

На днях городская управа обратилась к ремесленной управе, вследствие встретившейся надобности, с запросом, не была ли приписана к казанскому ремесленному обществу умершая солдатка Ульяна Иванова Степанова.

Ремесленная управа вчера прислала такой ответ на этот запрос: «на настоящее отношение имеем честь уведомить, что солдатка Ульяна Иванова Степанова в числе цеховых не разыскана; нельзя ли спросить Степанову, откуда она получала письменные виды и когда последний паспорт был выдан ей...»

«Камско-Волжская Рҍчь», № 96, вторникъ, 3 (16) мая 1911 года

В Казани двое портных устроили «дуэль» на ножницах

Поединок на... ножницах.

Во дворе городского Пассажа поссорились из-за чего-то два пьяных работника портного Яновского — Сессин и Медведев. Ссора скоро перешла в драку. Оба были вооружены большими портновскими ножницами.

Получился поединок на... ножницах. В результате: у Медведева ранена голова, а у Сессина — живот. Оба отправлены в больницу.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5416, среда, 4 (17) мая 1911 года

В Казани предотвращена попытка самоубийства 19-летней девушки

Уходящая от жизни.

В молочной лавке Э.И. Эльяс, в доме Максимовой на Гостинодворской ул. (ныне ул. Чернышевского), служила прислугой Надежда Ганина, 19 лет. По заявлению хозяев это была скромная, умная девушка, но... постоянно грустившая. 30 апреля (13 мая по новому стилю) около часа дня она ушла из дома, захватив с собою часть своих вещей и ночевать домой не возвратилась. На другой день г. Эльяс по городской почте получил от Ганиной следующее письмо:

«Об моей смерти не вините никого. Я глупая сама и виновата. Эмилий Иванович, прошу, пожалуйста, отошлите мой сундук домой на родину. А корзину отдайте куме, когда она придет к вам. А остальное, что останется, продайте и похороните меня. Простите, что обеспокоила».

Письмо было передано полиции. Было командировано несколько городовых для розыска Ганиной. Вчера в 4 часа дня в Кабан бросилась молодая девушка. Самоубийцу заметили лодочники и спасли ее. В бессознательном состоянии девушку отправили в Шамовскую больницу.

В покушавшейся на самоубийство девушке узнана Ганину. Будучи приведена в чувство, девушка заявила полиции, что она хотела утопиться «из-за неприятной жизни».

«Камско-Волжская Рҍчь», № 96, вторникъ, 3 (16) мая 1911 года

В Казани городская санитарная комиссия отказалась от идеи постройки в городе инфекционной больницы

Ликвидация вопроса о заразной больнице.

Городская санитарная комиссия, ознакомившись с известным законопроектом правительства о субсидиях из средств казны городским и земским управлениям для борьбы с холерной эпидемией, нашла, что город не может рассчитывать на получение сколько-нибудь значительной суммы и построить на нее такую заразную больницу, которая могла бы постоянно функционировать и обслуживать нужды городского населения в случаях появления в Казани чумной или холерной эпидемий. Так как из текста закона видно, что пособия из упомянутого выше капитала на сооружение холерных и чумных бараков будут выдаваться лишь земским управам, то по мнению санитарной комиссии, все заботы по борьбе с такими эпидемиями правительство возлагает на земство и потому вопрос о сооружении заразной больницы городом отпадает.

Другие находили, однако, что городскому управлению нельзя сидеть сложа руки при появлении подобных эпидемий и в виду этого следует хотя бы отремонтировать существующий холерный барак. В конце концов большинство пришло к решению отказаться от постройки проектировавшейся ранее постоянной заразной больницы (см. «Давности», выпуск № 432 от 16 апреля 1911 года, заметка «В Казани разработан проект первой в городе инфекционной больницы»); в случае же появления холерной или чумной эпидемии построить новый барак, так как существующий представляется совершенно негодным по своей ветхости. Новый барак должен быть выстроен в небольших размерах, на 15-20 кроватей.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 96, вторникъ, 3 (16) мая 1911 года

В казанских булочных вы рискуете купить хлеб с запеченными мухами

Хлеб с сюрпризами.

Вчера нам доставлен одним из жителей Кошачьего переулка белый хлеб, в котором оказались запеченными мышиный помет и еще что-то такое, неподдающееся определению. Хлеб этот куплен им в булочной и кондитерской С.М. Харюшина по Кошачьему переулку.

2 мая (15 мая по новому стилю) автором этой заметки куплена французская булка в лавке Злобина в доме Марусова по Рыбнорядской улице (ныне ул. Пушкина) и в ней оказались запеченными три мухи«.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 97, среда, 4 (17) мая 1911 года

В Казанском городском театре подводят неутешительные итоги оперного сезона

Театр и музыка. Итоги сезона.

Последние спектакли в городском театре еще раз подтвердили всю нелепость ведения дела нашей оперной труппой. Казанцы, отличающиеся такой сильной любовью к опере вообще и в прежние годы наполнявшие театр при мало-мальски сносном составе, ныне лишенные оперы в течение целой зимы, не только не давали аншлагов на первые представления новинок, но под конец привели товарищество (сменившему антрепризу Федорова) к чистому дефициту.

Винить в этом, конечно, нельзя ни антрепренера, который, ясное дело, всегда будет настороже собственных своих интересов и предпочтет уплатить артистам по гривенничку за рубль, нежели рисковать собственным карманом; нельзя винить и равнодушие публики, ибо последняя, наоборот, даже слишком снисходительно относилась к тому безобразию, что водворялось на сцене городского театра и именовалось спектаклями русской оперы.

Главная вина падает на театральную комиссию, не имеющую, по-видимому, ни малейшего желания упорядочить дело и придирающуюся к мелочам вместо того, чтобы пресечь зло в корне. Разве театральной комиссии неизвестно, что в опере должен быть прежде всего руководитель, что раз объявлявшийся в анонсах Барбини уехал, то должно было требовать ему соответственного заместителя, а не поручать дела таким дирижерам, как г. Коган, который театральной комиссии опять-таки должен был быть известен по прежним сезонам. Ведь в результате главным капельмейстером можно счесть Гесса, которому и были поручены последние новинки сезона «Мадам Баттерфляй» и «Каморра». Г. Гесс талантливый человек, но ведь он еще очень мало опытен, почти самоучка — ему ли удержать в руках бразды сложного и трудного управления. Как помощник — другое дело! Но для руководительства у него нет ни должного «служебного ценза», ни, наконец, авторитетности, особенно в Казани, где его знают с детских лет.

Относительно репертуара нельзя сказать, чтобы, как таковой был бы неинтересен. За полтора месяца были возобновлены: «Самсон и Далила», «Лакме», «Чародейка», «Тоска», «Борис Годунов», «Садко», «Мазепа», «Каморра», и впервые поставлены: «Сказки Гофмана» и «Мадам Баттерфляй». Будь все эти оперы хорошо срепетированы — можно было бы простить и легкомысленную постановку «Веселой вдовы» и «Цыганскую любовь». Нельзя сказать, чтобы и труппа по составу своему была уже так слаба: г-жа Асланова, (гг.) Шуванов, Княжич, Княгинин, — все это певцы во всяком случае не бесполезные, имеющие право занять видное место во всякой труппе. В чем же крылся секрет неизменных фиаско, как художественных, так и материальных? Кто же в них виновен?

Е.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5416, среда, 4 (17) мая 1911 года

Первый случай в истории Казанского университета — профессор Александров принимает монашество

Пострижение в монашество.

По сведениям из достоверного источника, в начале июня в Раифской пустыни ординарный профессор Казанского университета, действительный статский советник Александр Иванович Александров постригается в монашество.

С принятием ангельского чина проф. Александров займет профессорскую кафедру в казанской духовной академии, на что имеется уже разрешение Св. Синода. Это первый случай принятия монашества профессором казанского университета.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5417, четвергъ, 5 (18) мая 1911 года

В Казани арестована шайка преступников, обворовавших не одну казанскую квартиру

Арест шайки воров.

За последние дни в городе, в различных его районах, в большинстве случаев ночью, был совершен ряд дерзких краж, иногда со взломами: у кр. Апсалямова на Задне-Мещанской улице в доме Шагигалеева, у поручика 192-го Рымнинского полка г. Пугачева на Красной улице в доме Баландина, у штабс-капитана Мордвинова на Верхне-Федоровской улице в доме Селиванова, в бакалейной лавке в доме Овчинникова на Красной улице и др.

Местное сыскное отделение, производившее розыски по всем этим кражам, установило, что во всех случаях «работа» была рук одной и той же шайки.

Арестовав виновных в нескольких из этих краж: Парфенова, Шонгутского и Павлова, сыскное отделение узнало от них, что сбывать краденое им помогал помощник машиниста Пав. Клинин, кр. Ильин, 28 л. Далее выяснились и покупщики краденого. В настоящее время «милая компания» в руках полиции.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5417, четвергъ, 5 (18) мая 1911 года

Пассажирские пароходы, курсирующие между Казанью и Свияжском, в конкурентной борьбе между собой устраивают гонки, рискуя жизнями своих пассажиров

Берегитесь «Крестьянина».

Любителям сильных ощущений горячо и смело рекомендуем прокатиться от или до Свияжска на пароходе Савина «Крестьянин». Эта злосчастная посудина, лишенная самых примитивных удобств, в пути представляет собою классическую «бочку с сельдями»: ежеминутно перекачиваясь с боку на бок, с одним колесом, работающим в воде, а другим — в воздухе, она, того гляди, перевернется вверх дном. «Господа, перейдите на правую сторону! Перейдите на левую!» — то и дело слышится зычный голос капитана, устанавливающего баланс вверенной его попечению посудины. Но одно дело давать приказания, а другое — исполнять их. Пароход переполнен до последней возможности, пассажиры мечутся с одной стороны на другую, проклиная свою горькую участь, и в то же время своими бестолковыми передвижениями еще более увеличивают опасность аварии.

Из года в год, как из рога изобилия, сыпятся жалобы на неисправность «Крестьянина» г. Савина, но все вотще! Напротив, с каждым годом сообщение с Свияжском на его пароходах становится все хуже и опаснее. Объясняется это тем, что г. Савин не имеет конкурентов, а если и появляются таковые, то он по-купечески «душит» их.

В нынешнем году ходит между Казанью и Свияжском пароход «Джигит», хозяин которого задался доброй целью упорядочить так или иначе сообщение. «Джигит» содержится чисто, опрятно, прислуга вежливая, пассажирам предоставлены всевозможные удобства. Такса за проезд до Свияжска установлена на нем, как и на пароходах Савина — 20 копеек. Но Савину не по душе иметь на монополизированной им родной Свияге конкурента. И вот, чтобы убить в самом начале дела «конкурента», г. Савин понизил таксу на своих пароходах до 5 копеек с человека. Публика, падкая до дешевки, валом валит к Савину, а «Джигит», несмотря на свои прекрасные качества, рейсирует пустой.

В воскресенье, 1 мая (14 мая по новому стилю), пароход Савина отвалил от своей пристани в Свияжске, имея на борту до 600 пассажиров, а «Джигит», отошедший позднее чуть ли не на час и все-таки перегнавший его в пути, имел не более 30 пассажиров. Кроме того, на почве взаимной конкуренции, эти пароходы устраивают между собою гонки, состязания в скорости, за счет жизни и спокойствия пассажиров, чтобы на попутных пристанях взять к себе публику из-под носа опоздавшего конкурента.

Пора, давно бы пора кому следует положить конец подобным безобразиям.

Один из публики.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5417, четвергъ, 5 (18) мая 1911 года

В Казани автомобиль напугал лошадь, перевозившую цветы из оранжереи; в результате вся улица — в цветах

Горе от автомобилей.

От Толчка к Гостинодворской улице (ныне ул. Чернышевского) спускался воз с оранжерейными цветами и различным имуществом маркиза Паулуччи. При спуске с горы из-за угла дома Щетинкина зашипел автомобиль. Лошадь испугалась и понесла. Разбито и разбросано все имущество, все цветы.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5418, пятница, 6 (19) мая 1911 года

В Казани выпал майский снег

Майские холода.

Третий день стоит настоящая осенняя погода с холодными ветрами и даже выпадающим по временам снегом в виде мелких крупинок.

Открывшаяся весенняя ярмарка на Булаке мало посещается публикой, еще хуже обстоит дело в наших увеселительных садах.

Предсказания г. Демчинского оправдываются...

«Казанскiй Телеграфъ», № 5418, пятница, 6 (19) мая 1911 года

В селе Алеексеевском, Казанской губернии, пожар уничтожил 60 дворов, телефонную станцию и почтово-телеграфную контору

Громадный пожар.

ЛАИШЕВ.

(От нашего корреспондента.)

Здесь только что получены сведения о громадном пожаре в большом торговом селе Алексеевском в ночь на 3-е мая (16 мая по новому стилю).

Пожар, продолжавшийся всю ночь и часть утра, уничтожил почти до основания 60 крестьянских дворов. Погибло немало различного имущества. Сгорела телефонная станция, почтово-телеграфная контора. К счастью, и в той, и другой аппараты, все делопроизводство, имущество и денежные суммы удалось спасти.

На телефонной магистрали Алексеевская-Чистополь, а также и на боковой линии сгорела часть столбов. Телефонное сообщение временно было приостановлено.

Убытки громадные. Причина пожара пока еще не установлена.

Оставшиеся без крова и имущества погорельцы нуждаются в помощи.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5418, пятница, 6 (19) мая 1911 года

В Казани уличная ссора закончилась откушенным носом

Нос откусил.

Во дворе постоялого двора Юнусова, на Сенной площади, поссорились между собою кр. Назмутдин Шарахутдинов и Нагумеров. Ссора перешла в драку. Сила оказалась на стороне Нагумерова. Тогда Шарахутдинов, видя, что его не берет, схватил зубами за нос Нагумерова. Когда их разняли, то конец носа Нагумерова остался в зубах Шарахутдинова. Пострадавшему оказана медицинская помощь в больнице.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 99, пятница, 6 (19) мая 1911 года

В Казани на Булаке открылась традиционная весенняя ярмарка

Открытие весенней ярмарки.

Вчера на Булачной весенней ярмарке был совершен молебен, после которого был поднят ярмарочный флаг, и последовало открытие ярмарки, хотя торговля на ней уже фактически началась с 1 мая (14 мая по новому стилю).

«Казанскiй Телеграфъ», № 5419, суббота, 7 (20) мая 1911 года

В Казани при полицейском управлении «открывается» выставка вещей, забытых в трамвае

Коллекция забытых вещей.

Управлением трамвая на этих днях при особой описи доставлен в полицейской управление целый воз всевозможных вещей, оставленных пассажирами в вагонах трамвая.

В этой коллекции забытых вещей особенно преобладают зонты, трости, разнообразные узелки и свертки с различными покупками. Есть, между прочим, целая связка детских игрушек-тележек, пиджаки, пальто и даже подушки.

Все вещи в данное время находятся при полицейском городском управлении.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5419, суббота, 7 (20) мая 1911 года

В Казани открылся летний театр Панаевского сада

Панаевский сад.

(Оперетта.)

Нынче любители легкого жанра должны быть довольны. Сезон едва начался, а уже объявлено о спектаклях двух опереточных трупп.

Первого мая (14 мая по новому стилю) открылся летний театр Панаевского сада, на днях, по всей вероятности, откроется и «Эрмитаж»!

В исполнении труппы г. Ахматова видел «Ночь любви» и «В волнах страсти». «Мозаики» эти за последнее время набили оскомину; так часто и так много ими потчуют. Очевидно благодарные роли не могут не соблазнить артистов. Труппа Панаевского театра не вполне безызвестна казанцам. Главного режиссера г. Гудара, так же как и баритона г. Антонова, мы хорошо знаем по летнему сезону в саду «Эрмитаж» (антреприза г. Коноплева). С остальными пришлось знакомиться впервые.

Судя по первым спектаклям, труппа подобрана довольно ровно и, по-видимому, всякое амплуа имеет представителя.

Е.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5419, суббота, 7 (20) мая 1911 года

В Казани известный общественный деятель для укрепления уличной мостовой использовал обычный навоз

Оригинальный ремонт мостовой.

Известный общественный деятель Д.И. Образцов изобрел новый способ ремонта мостовых, который и применяет на мостовых против своих домов. Способ этот заключается в укреплении камней, настилаемых на мостовую, хлевным навозом.

На днях Образцов закончил при помощи навоза ремонт мостовой против дома, в котором проживает в центре города, рядом со зданиями военно-окружного и гражданского < ... > судов. Отремонтированная таким образом мостовая против дома г. Образцова обдает прохожих запахом, свойственного хлевам «амбрэ», а пыль, поднимающаяся на ней в ветреную погоду, изобилует навозным «ухвостьем».

«Камско-Волжская Рҍчь», № 100, суббота, 7 (20) мая 1911 года

В Казани кондитер обокрал приезжего торговца — своего знакомого-земляка

Кража 816 рублей.

Торговец Василий Филиппов Петров, приехав в Казань для закупки товара, встретил здесь своего знакомого-земляка кондитера Ивана Николаева Лазарева. Последний пригласил Петрова пойти ночевать к своей хорошей знакомой Е.И. Петровой в доме Грейман, по Засыпкиной улице. Здесь они выпили и легли спать.

Утром Петров, проснувшись, обнаружил пропажу всех имевшихся при нем денег в сумме 816 рублей. Ничего не говоря Лазареву и его знакомой, Петров поспешил в полицию, где и заявил о случившемся.

Явившись в квартиру, полиция приступила к обыску. Причем под матрасом постели Лазарева полицией найдено 188 рублей, а в кармане пиджака Лазарева найдена записная книжка Петрова. Больше денег в квартире найти не удалось. Лазарев и Петрова в краже денег не сознаются. Оба арестованы.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 102, среда, 11 (24) мая 1911 года

В Казани скончался известный общественный деятель А.Ф. Кешнер

А.Ф. Кешнер.

Вчера, около 11 часов утра, после продолжительной болезни и мучительных страданий (грудная жаба) скончался Александр Федорович Кешнер.

Покойный долгое время состоял гласным уездного и губернского земств и городской думы. Широкое знание местных интересов и нужд дают полное основание считать покойного Александра Федоровича одним из самых видных общественных деятелей Казани.

Еще большею известностью пользовался покойный, как благотворитель. Добрый, отзывчивый, он не умел отказывать в просьбе нуждающимся. В лице скончавшегося А.Ф. Кешнера казанская беднота потеряла своего горячего защитника и ходатая пред «сильными мира сего».

Его заботам и попечению много обязан попечительный о бедных комитет, председателем которого он состоял и в деятельности которого он вдохнул живую душу.

Да будет тебе земля пухом, добрый, отзывчивый человек!

«Казанскiй Телеграфъ», № 5422, четвергъ, 12 (25) мая 1911 года

В Казани у кондитера, обокравшего приехавшего земляка, обнаружился еще один сообщник — тоже кондитер

По делу о краже 816 рублей.

По делу о краже 816 рублей у торговца В.Ф. Петрова (см. выше заметку «В Казани кондитер обокрал приезжего торговца — своего знакомого-земляка») сыскной полицией арестовано еще одно лицо.

После обыска в квартире Петровой был произведен вторичный обыск. Причем в чулане, в темном углу под подушкой найдены завернутые в тряпицу еще 210 рублей. Далее сыскной полицией было выяснено, что в день кражи Лазарев имел свидание с кондитером Емелиным, служащим в булочной и кондитерской Штейнмейера на Лядской улице в доме Кекина. В квартире Емелина сыскная полиция тоже произвела обыск, которым найдено еще 410 рублей. Ермолина арестовали. Однако при допросе в сыскном отделении Емелин свою виновность в соучастии в краже категорически отрицал, заявляя, что деньги 410 рублей ему были переданы Лазаревым на сохранение. Таким образом, всех денег найдено 808 рублей.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 103, четвергъ, 12 (25) мая 1911 года

В Казани успешно открылись гастроли «Художественной оперы» господина Южина

Около театра.

Терпеть не могу гастрольной системы.

Что в самом деле антихудожественнее спектакля, в котором нет ансамбля, нет иногда даже пьесы, а есть лишь одна живая фигура, окруженная бесцветными манекенами? Ни дать, ни взять — пейзаж, без перспективы, без фона с детально написанным деревом на переднем плане. Никакого впечатления. Наоборот, чувство досады и неудовлетворенности! А между тем наши провинциальные театры преподносят публике именно нечто в этом роде. Даже в том случае, когда дело обходится без заправских гастролеров. Два, три более или менее приличных актера на целую труппу бездарностей. Вот обычный наш театральный режим. Если прибавить к этому спешность постановок, без соответствующих декораций и обстановки, без достаточного количества репетиций — то получится та без толку приготовленная окрошка, из которой в течение целых сезонов состоит провинциальное театральное меню.

Особенно приятно поэтому провинциалу-театралу отдохнуть и успокоить истерзанные нервы на спектакле, способном произвести цельное, художественное впечатление. И с этой точки зрения нельзя не приветствовать организаторов передвижного театра, привозящих на провинциальные сцены пьесы вполне срепетированные, обставленные соответствующими персонажами, декорациями, костюмами и бутафорией.

Г. Южин задался именно подобными целями. И при том в театральной области, наиболее трудной и дорого стоющей. Он собрал хорошую оперную труппу, разучил с нею несколько опер, обставил их, если не богато, то во всяком случае вполне художественно, и предпринял артистическое турнэ по России, начав с Поволжья.

Я не собираюсь писать рецензии. Это не моя область. Но мне хочется отметить предприятие организатора «художественной оперы» с точки зрения рядового театрала, ценящего всякую попытку доставить ему художественное удовольствие. Возможно, что наши заправские критики найдут в нем какие-либо дефекты. Мудреного нет! Ибо без дефектов ничего на свете не обходится, начиная с самой критики некоторых доморощенных рецензентов.

Пусть, например, декорация «Тоски» — Игнатьева хуже декорации «Месяца в деревне» на Александринской сцене (в Петербурге) или на сцене Художественного театра (в Москве), как уверяет Г. Б. (театральный критик из казанской газеты «Камско-Волжская Речь»); меня это оставляем совершенно равнодушным.

Для меня, обыкновенного зрителя, важно то, что общий характер постановки в «художественной опере» выдержан, что опера хорошо разучена и проходит стройно, без обычных в провинции нелепостей постановки, что оркестр не представляет из себя банды музыкальных хулиганов, а нечто целое, стройное, что певцы не фальшивят, вступают вовремя, играют осмысленно, одним словом, что на сцене делается все то, что содействует впечатлению, и не делается, наоборот, того, что нарушает иллюзию или даже здравый смысл.

Пусть голос г-жи Южиной звучал утомленно, а г. Южин уже не прежный блестящий тенор, но оба они, во всяком случае, отличные певцы и серьезные художники. Вот и все. А затем нельзя не восторгаться такой прелестной артисткой, как г-жа Катульская, и не отдать дани элементарной критической справедливости чете Южиных.

Сэр Джордж.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5422, четвергъ, 12 (25) мая 1911 года

В Казани из реки Казанки выловили женский труп

Находка трупа.

Третьего дня вечером на Казанке, против театра Алафузова, лодочником кр. Мухамедзяновым был усмотрен и извлечен из реки труп женщины. Затем было установлено, что утопшая — работница завода Алафузовых, кр. Прасковья Гребенникова, 55 лет.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5423, пятница, 13 (26) мая 1911 года

Село Алексеевское, Лаишевского уезда, подверглось второму пожару

Подробности второго пожара.

Не успели алексеевцы прийти в себя от первого большого пожара, бывшего на 2-е мая (см. выше заметку «В селе Алеексеевском, Казанской губернии, пожар уничтожил 60 дворов, телефонную станцию и почтово-телеграфную контору»), как снова в 12 часов ночи на 6 мая (19 мая по новому стилю) были разбужены набатом.

На этот раз загорелось в самом центре села, недалеко от церкви, в доме крестьянина Дикарева, содержателя трактира. По одной версии, загорелось у него в бане, по другой — кто-то поджег у него соломенный хлев на задах. Сам Дикарев едва успел выскочить из своего заведения, как огнем охватило весь дом. В огне погибло все его имущество, весь товар и сгорела корова.

Огонь в какие-нибудь полтора-два часа уничтожил 6 больших домов и треть базара по направлению к церкви. У соседа Дикарева, крестьянина Рагулина, сгорела рожь в количестве 170 пудов. Сгорел также большой каменный магазин и кладовая Харитонова. Несчастий с людьми не было.

Убытки большие. Народ крайне возбужден еще тем обстоятельством, что некоторые крестьяне на другой день находили у себя на дворах и просто на улице подметные письма, угрожавшие «спалить все село». Лет 20 тому назад за летние месяцы в Алексеевском было 12 пожаров; говорят, что тоже-де будет и нынче. Пока не обнаружено ни одного поджигателя. Производится следствие.

При первом пожаре значительно обгоревшая почтово-телеграфная контора вынуждена была перебраться на другую квартиру и теперь уже устроена. Телефон тоже уже устроен.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 104, пятница, 13 (26) мая 1911 года

Первая заметная неудача «Художественной оперы» г-на Южина на гастролях в Казани

Третья гастроль.

Постановкой «Евгения Онегина» художественная опера подорвала свое реномэ.

В труппе имеются интересные музыкальные силы: г-жа Ермоленко (Южина), г-жа Катульская и г. Южин. Когда последние выступали в «Тоске» и «Лакме», на них и был сосредоточен главный интерес. Публика прощала дефекты ансамбля, ибо плохо разбиралась, где кончается творчество автора и начинается творчество исполнителей и все шло к обоюдному удовольствию. В «Лакме» центр тяжести — заглавная роль: фальшивый квинтет англичан, дурно исполненные куплеты Фредерика, купюры балетных сцен, — все это стушевывалось перед героиней. То же и в «Тоске». Не только большинство публики, но и (horribile dictu!) некоторые местные рецензенты знакомы с этой оперой не по клавиру, а по... кинематографу. Нет ничего удивительно поэтому, что неожиданные диссонансы в оркестре и сплошь изуродованную кантату второго акта излишне доверчивые слушатели вкупе с критиком «Камско-Волжской Речи» приписали злосчастному Пуччини.

Но на «Евгении Онегине» нас не проведешь. Эту оперу у нас и любят и знают. Между тем «художественная опера» г. Южина поставила «Онегина» так, что даже наша снисходительная публика преисправно шикала. Не выделяясь ни в плохую, ни в хорошую сторону, г-жа Ланская, г-жа Надеждина и г. Дубровин были вполне удовлетворительными Татьяной, няней и Ленским. Но за то остальные персонажи с г. Горчаковым во главе — одно печальное недоразумение. А «художественная» постановка с печкой у окна (sic!) в комнате Татьяны, с курьезными танцорами в сцене бала, с нечисто звучащими струнными и хором в 7 человек! Что же тут художественного? Это ли зрелище, достойное повышенных цен?..

Е.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5423, пятница, 13 (26) мая 1911 года

Ненасытная река Кама в Лаишевском уезде стремительно пожирает территорию села Мурзихи

Обвал берега.

< ... > Крутой берег реки Камы на всем протяжении нашего села, размываемый волнами, валится и обсыпается с изумительной быстротой.

Во время шторма на Каме в течение 3-4 дней отваливало по 4, по 5 сажен. Стоявшие в 6-7 шагах от берега дом кр-на Галактионова и общественная пожарная караулка были подмыты водой и упали в р. Каму. Несчастий с людьми не было, хотя дом и караулка «поползли» ночью. Пожарный обоз временно устроен за селом, на поле. Спешно разбирается еще новый дом кр-на Григ. Бакимова, который стоял зимой в 30-35 шагах от края, а теперь в 8-10 шагах. Всюду по берегу трещины и ежеминутно обваливается берег. Недалеко от дома Бакимова 3-го мая (16 мая по новому стилю) отвалился от берега участок земли 10-12 сажен длиною и 3½ — 4 саж. шириной. Старожилы не помнят такого «поглощения» их земли рекой.

За 50 лет Кама отняла у местных крестьян более 100 сажен береговой земли. Кандидаты в Каму: дома — М. Быковой, вдовы Гурьяновой и Ег. Галактионова, стоящие в 8-10 шагах от края берега.

Положение хозяев уже снесенных и разбираемых домов плачевное. Земли нет: тотчас же за селом — поле и ложбина, которая затопляется водой; в переулках — огороды. Приезжавший на днях агроном советовал строиться в переулках, по направлению к кладбищу.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 104, пятница, 13 (26) мая 1911 года

На всю Казань имеется лишь один «черный ящик» для перевозки трупов, да и тот — сам давно «труп»

Вниманию городского управления.

В «дневнике происшествий» читатель найдет случай извлечения из Казанки трупа утонувшей женщины Гребенниковой (см. выше заметку «В Казани из реки Казанки выловили женский труп»). Интересна судьба перевозки этого трупа с Казанки в город.

Когда чинами полиции была затребована высылка для перевозки трупа городского «черного ящика», то получился ответ:

— Ящика нет — рассохся, берите частную подводу и везите на ней.

Позвали ломовика, взвалили на дроги труп несчастной женщины, покрыли рогожей и повезли. На полдороге встретился «черный ящик» (единственный на весь город) и на глазах у массы публики стали перекладывать в него труп.

Теперь маленькая справка: оказывается, из всех городов России, хоть сколько-нибудь претендующих на «культурность», только у нас в Казани еще до сих пор нет ни кареток скорой медицинской помощи, ни благоустроенных других видов перевозки трудно больных и трупов. Все это давно имеется даже в Уфе, Вятке и т.д.

— Подумайте, гг. отцы города, на эту тему!

«Казанскiй Телеграфъ», № 5423, пятница, 13 (26) мая 1911 года

К сожалению, экспедиция всемирно известного ученого И.И. Мечникова проследовала вниз по Волге, не остановившись в Казани

Ученая экспедиция.

Вчера мимо Казани, в составе 9 человек, во главе с известным ученым профес. И.И. Мечниковым проследовала вниз по Волге на Самолетском пароходе «Достоевский» ученая экспедиция, едущая, как известно, в низовья Волги для изучения и обследования по чуме Астраханских степей и других местностей нашего юга.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5424, суббота, 14 (27) мая 1911 года

В Казани музыкант румынского оркестра обокрал квартиры своих коллег по ресторану

«Музыкант».

Из квартиры музыканта румынского оркестра ресторана Васильева, кр. Киевской губернии Долысенко, в доме Каширина по Университетской улице, была совершена кража имущества рублей на 40.

В краже этого имущества был заподозрен товарищ Долысенко по тому же оркестру, также музыкант, сын капельмейстера оркестра, Стефанеско, 17-ти лет. И действительно, весь последующий за кражею день его нигде не могли найти.

Через некоторое время в том же доме у артистки того же ресторана Васильева тифлисской гражданки г-жи Гундиашвили была взломана квартира и из нее было похищено также разных вещей рублей на 40-45.

Вчера около 5 часов утра на Малой Проломной улице (ныне ул. Профсоюзная) ночной караульщик задержал неизвестного молодого человека с узлом различных вещей. Оказалось: вещи принадлежат Гундиашвили, а задержанный — указанный выше Стефанеско. При этом последний сознался и в краже у г. Долысенко, заявив, что его вещи он уже распродал на Толчке.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5424, суббота, 14 (27) мая 1911 года

В Казани на Сибирском тракте на глазах вырастает целый военный поселок

Военный поселок.

На земле, купленной военным ведомством у общества крестьян села Клыков, против психиатрической лечебницы, возникает теперь целый поселок (ныне там, на ул. Н. Ершова, располагается Казанский филиал Михайловского артиллерийского университета). Кроме выстроенных в прошлом году амбаров для нужд военного ведомства, там строится теперь еще девять огромнейших зданий для казарм нижним чинам и три здания для офицерских квартир. Здания казарм сооружаются в три этажа, офицерские же будут двухэтажные. Рядом с этим военным поселком, вдоль шоссе, строится целый ряд деревянных домов частными лицами под торговые помещения: мелкие лавочки, чайные, трактиры и т. п.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 105, суббота, 14 (27) мая 1911 года

В Казани задержан молодой человек, который, выдавая себя за агента сыскной полиции, приставал на улице к женщинам с «нескромными» предложениями

Самозванный агент сыскной полиции.

Поздно вечером, 12 мая (25 мая по новому стилю) к проходившим по Рыбнорядской улице (ныне ул. Пушкина) двум неизвестным женщинам пристал с «нескромными» предложениями молодой, прилично одетый человек. Возмущенные женщины, назвав его нахалом, бросились бежать, но нахал не отставал, и, встретив ночного сторожа, потребовал оказать ему содействие и отправить женщин в полицию «для удостоверения личности».

— Я агент сыскной полиции.

Но сторож потребовал удостоверения. Его у молодого человека не оказалось. В виду этого, сторож, отпустив женщин, отправил самого «агента» в участок. Здесь выяснилось, что задержанный, кр. Казанской губернии Иван Скрипин, никакого отношения к сыскной полиции не имеет.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 105, суббота, 14 (27) мая 1911 года

Шахматный матч по телеграфу между Петербургом и Казанью стартовал!

Шахматный матч.

Шахматный матч Петербург-Казань официально начат обеими сторонами и уже прерван до конца августа ввиду отъезда г. Левенфиша (Петербург) за границу.

В скором времени в шахматном клубе предстоит «летний» турнир-гандикап, весьма сильный по своему составу. Как новинка, по всей вероятности, будет введена впервые в Казани гонорарная система, которая всегда привлекала большее количество игроков, чем призовая.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5425, воскресенье, 15 (28) мая 1911 года

До Казани дошла весть о смерти выдающегося русского историка, профессора Московского университета В.О. Ключевского

Памяти В.О. Ключевского.

Во время заседания историко-филологического факультета 13-го мая (26 мая по новому стилю) было получено известие о смерти профессора и академика В.О. Ключевского. Декан факультета А.И. Александров сообщил об этом собранию, после чего профессора Д.А. Корсаков, Н.Н. Фирсов и М.М. Хвостов сказали несколько слов о значении покойного для науки русской истории и для исторической науки вообще.

По предложению декана память покойного была почтена вставанием, было постановлено послать сочувственную телеграмму московскому университету.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 106, воскресенье, 15 (28) мая 1911 года

В Казани состоялись похороны известного общественного деятеля А.Ф. Кешнера

Похороны А.Ф. Кешнера.

13 мая (26 мая по новому стилю) при большом стечении публики состоялись похороны А.Ф. Кешнер. На вынос тела покойного собрались: городской голова, много гласных городской думы, управляющий казанской казенной палаты, управляющий государственным банком, председатель земской управы и другие.

А.Ф. Кешнер скончался сравнительно не старым человеком, всего 51 года. Возложено на гроб масса венков от родственников, знакомых и общественных учреждений; до кладбища провожало много народа и наряд первой пожарной части; возложены венки: от дрогистов и аптекарей — серебряный, от служащих его, служащих императорского человеколюбивого общества, Купеческого собрания, знакомых, семейных и городской театральной комиссии.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 106, воскресенье, 15 (28) мая 1911 года

У повара Казанского юнкерского училища исчезли жена, дочь и вся мебель

Исчезновение жены и дочери.

Повар юнкерского училища Нестор Волков, возвратившись вчера утром из лагерей к себе на квартиру, находящуюся в юнкерском же училище, обнаружил в своей квартире лишь четырех своих детей, а жена, малолетняя дочь и вся обстановка квартиры неизвестно куда исчезли. О случае повар заявил полиции.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 106, воскресенье, 15 (28) мая 1911 года

В Казани найдены четыре пропавших девочки, которые намеревались отправиться в «путешествие»

Юные беглянки.

На днях < ... > сообщалось о загадочном исчезновении в один и тот же день четырех девочек. Теперь выясняется, что все девочки, по-видимому, имели между собою предварительный уговор.

Очевидно, что девочки, начитавшись разных приключений, намеревались путешествовать, для чего Антонина Рылова, дочь торговца на булачной ярмарке, и захватила от отца 245 рублей денег. Но к их же счастью предпринятые ими намерения не удались.

Дочь сторожа Зоя Цирулева, 15 лет, первоначально уехала на родину в Лаишев, где пыталась получить паспорт, но в виду несовершеннолетия паспорт ей, конечно, не дали, почему она вернулась в Казань и в вагоне трамвая на дамбе полицией была задержана и отправлена к отцу. При ней найдено 11 р. 25 коп. денег.

На вопрос, где ее товарка, Цирулева заявила, что Антонина Рылова уехала на Каменском пароходе в г. Пермь, где у ней будто бы есть родственники. Дочери же служащего на лесопильном заводе бр. Персон Лидия, 14 лет, и Ольга, 7 лет, находятся у родственников в Кабачищенском затоне. О достоверности рассказов Цирулевой полицией наведены справки.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 106, воскресенье, 15 (28) мая 1911 года

В Казани состоялось торжественное открытие соревнований по гребле среди учеников средних учебных заведений города

Открытие гребного ученического спорта.

В субботу 14 мая (27 мая по новому стилю) на озере Кабане, против учительской семинарии, состоялось торжественное открытие гребного спорта всех мужских средне-учебных заведений Казани. В присутствии управляющего учебным округом помощника попечителя П.Д. Погодина и многочисленных почетных гостей, законоучителями учебных заведений было совершено освящение устроенной на Кабане пристани и лодок.

После молебна военный оркестр музыки вместе с ученическим хором от разных учебных заведений величественно исполнил народный гимн, встреченный громогласным «ура» и троекратно повторенный.

По окончании молебствия начался гребной спорт. Очень красивую картину представляла «флотилия» лодок, украшенных национальными флагами и управляемых юными гребцами.

Публика, стоявшая на берегу Кабана, приветствовала победителей аплодисментами.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5426, вторникъ, 17 (30) мая 1911 года

В Казани с большим успехом закончились гастроли известного петербургского актера, заслуженного артиста Императорских театров К.А. Варламова

Гастроли К.А. Варламова.

(Городской театр.)

Вторая и третья гастроль К.А. Варламова прошли с тем же художественным и материальным успехом, что и первая. Немного у нас на Руси актеров, дарование которых так высоко ценилось бы и признавалось. Вторая комедия Тихонова «Через край», много лет назад явившаяся дебютной пьесой автора, под могучим обаянием игры маститого гастролера расцвела обворожительным цветком бесхитростного, незлобивого юмора. Нечего и говорить, что К.А. Варламов явился предметом самых искренних и горячих оваций. Вызовам и аплодисментам не было конца.

Вчера состоялась его последняя гастроль. Вместо объявленного «Дон-Жуана» Мольера представлена была пьеса Островского «Не все коту масленница». От публики был подан адрес в серебряном бюваре и прочитаны стихи нашего сотрудника Е. Г., написанные в честь приезда в Казань К.А. Варламова. Приводим их:

Встречая дорого гостя

Отдать сердечным чувствам дань,

— Привет Вам, милый «Дядя Костя»,

Шлет благодарная Казань.

Вас — юношей у нас встречала

Пора сценической весны,

Здесь Слава Вам предначертала

Свои пленительные сны —

И рады мы, как юбиляра,

Венцом лавровым Вас венчать,

— От Бога нет прекрасней дара

Сердца людей воспламенять!

Вы жизнь искусству посвятили,

Сумев «самим собою» быть,

Как сын — Островского любили,

И нас заставили любить...

Стирает память дни упрямо,

Вдаль мчится жизнь, бегут года,

Но имя славное — Варламов

Мы не забудем никогда!

<...>

«Казанскiй Телеграфъ», № 5426, вторникъ, 17 (30) мая 1911 года

В Казани аферист выманивает деньги, пользуясь фиктивными письмами известного казанского врача

Ловкий аферист.

К г-же Оконишниковой на днях явился неизвестный, прилично одетый, пожилой мужчина и, отрекомендовавшись Крыловым, вручил на имя О. от имени доктора П.И. Пичугина рекомендательное письмо, в котором последний просит оказать подателю «всякое содействие». В конце письма значились штемпель и подпись доктора. В подписном листе точно так же была подпись П.И. Пичугина и 5 рублей пожертвования.

Незнакомец со слезами на глазах просил оказать посильную помощь, говоря, что у него скончалась мать и он не имеет ни копейки на похороны.

На днях выяснилось, что Пичугин никакого Крылова не знает и рекомендательных писем никому не давал. Замечательно и то, что штемпель и подпись Пичугина подделаны с редким искусством. Возможно, что этот аферист все еще продолжает подобными письмами обманывать доверчивых обывателей.

Имеющие уши, да слышат!

«Казанскiй Телеграфъ», № 5427, среда, 18 (31) мая 1911 года

В Казани спасенный от смерти самоубийца последними словами ругал торговца, продавшего ему на рынке некачественную отраву

Безнадежная любовь.

Вечером 16 мая (29 мая по новому стилю) на Толчке с целью самоубийства выпил большой флакон уксусной эссенции казанский мещанин Александр Аполлонович Кузьмин, 29 лет. Пострадавшего в бессознательном состоянии отправили в земскую больницу, где благодаря скоро оказанной медицинской помощи, его удалось спасти от смерти. На вопрос о причине покушения на самоубийство Кузьмин заявил:

— Безнадежная любовь, — и очень ругался, называя толчковских торговцев «жуликами», продавшими плохой уксусной эссенции.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 108, среда, 18 (31) мая 1911 года

В Казани татарский праздник Сабантуй в нынешнем году празднуется на озере Кабан, в бывшем саду «Аркадия»

Мусульманский праздник.

Со вчерашнего дня, по случаю мусульманского праздника «Сабан» на территории б. сада «Аркадия», на оз. Кабане, начались в специально отстроенном помещении, рядом с существовавшим ранее открытым театром, разные игры, борьба (французская и татарская), конский бег и пр.

Тут же открыты лари и лавочки с продажею лакомств. Масса татарского населения, несмотря на холодную и пасмурную погоду, стекается в «Аркадию» со всех сторон. Пароход г. Петцольд «Восточная Бавария» целый день ходил переполненным пассажирами-мусульманами. Празднества «Сабана» продолжатся целую неделю.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5429, суббота, 21 мая (3 июня) 1911 года

В Казани под тяжестью «пожарных» бочек с песком обрушилась лестничная площадка второго этажа в жилом доме

Преступная небрежность.

На Пушкинской улице у домовладелицы Овсянниковой во втором этаже на деревянной площадке лестницы на случай пожара были поставлены с песком громадные три бочки. Площадка этой тяжести не вынесла и третьего дня со страшным грохотом, переполошившим всех квартирантов, обрушилась. К счастью, на лестнице в этот момент никого не было, а то не обошлось бы без человеческих жертв.

Домовладелица за эту преступную небрежность привлекается к ответственности.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5429, суббота, 21 мая (3 июня) 1911 года

В Казани на публику, сидевшую в летнем театре Панаевского сада, с потолка пролился дождь неестественно белого цвета

«Белый» дождь.

Разразившийся над городом вечером 19-го мая (1 июня по новому стилю) дождь произвел большой переполох среди публики, находившейся в летнем театре сада Панаева на оперетке.

Дождь этот стал проникать в зрительную залу театра через потолок в виде белых струек и, попадая на шляпы сидящих в партере, превращать их из черного цвета в белый. Произошло это от того, что досчатый потолок театра был выбелен мелом, а дождевая вода, проникая сквозь щели, смывала его.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 110, суббота, 21 мая (3 июня) 1911 года

В Нью-Йорке прошла демонстрация, которую невозможно представить в Казани

Суфражистки в Нью-Йорке.

Демонстрации английских суфражисток нашли отклик и в Америке. По улицам Нью-Йорка шествовала огромная процессия, в которой приняли участие до пяти тысяч женщин. Это первый случай выступления американских сторонниц женского равноправия.

Известно, что американки очень изысканно одеваются и поэтому, как говорят газеты, процессия производила самое благоприятное впечатление. Красивые туалеты, разноцветные значки, букеты фиалок на груди и в руках, немало молодых и хорошеньких лиц — все это вместе создавало действительно привлекательное зрелище. Вот почему так весело, почти сочувственно говорят об этой демонстрации газеты.

Тут были женщины всевозможных профессий и самого разнообразного общественного положения, — были и матери семейств с детьми на руках и юные барышни, были женщины-врачи, адвокаты, писательницы, стенографистки и даже натурщицы, были дамы общества и жены простых рабочих. Но, по словам «Neu-York Herald», преобладали узкие юбки. Отдельно шла депутация от университетов. В различных частях города произносились речи в защиту равноправия, а на больших плакатах, высоко поднятых над головами, красовалась надпись: «Закон отказывает в праве голоса преступникам, безумцам, идиотам и женщинам».

Процессия привлекла, разумеется, массу зрителей мужчин,среди которых были и сторонники равноправия и противники. Последние тут же возражали на речи суфражисток и разбрасывали заранее приготовленные листки с призывом не допускать женщин к политической жизни.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5417, четвергъ, 5 (18) мая 1911 года