Казань торжественно отпраздновала первый год со дня открытия Шамовской больницы

Торжество в Шамовской больнице.

1 мая (14 мая по новому стилю) Шамовская больница — этот действительно великолепный и бесценный дар городу супружеской четы Я. Ф. Шамова и А. Х. Шамовой — торжественно праздновала годовщину годовщину своего рождения.

Собственно, «день рождения» приходился на 28-е апреля (11 мая по новому стилю), но городское управление и администрация больницы во главе с проф. М. Ф. Кондаратским и председателем попечительного совета И. И. Строкиным, желая, очевидно, придать больший блеск торжеству и привлечь больше почетных гостей, перенесли празднование годовщины на воскресенье 1 мая. И не ошиблись в расчете. Благодаря воскресному дню и прекрасной погоде, почетных посетителей собралось очень много.

Торжество удостоили своим присутствием г. начальник губернии М. В. Стрижевский вместе с супругою О. Н. Стрижевскою. В числе почетных гостей присутствовали: врачебный инспектор Г. И. Губкин вместе со своим помощником В. Г. Купидоновым, городской голова С. А. Бекетов с членами управы К. А. Осиповым и Л. А. Плетневым, проф. Орловский, много докторов, Н. Ф. Грауэрт, полицеймейстер А. И. Васильев и др.

В начале второго часа прибыла вдова покойного жертвователя Агрип. Хрисанф. Шамова и была встречена всем наличным медицинским персоналом больницы и представителями городского общественного управления.

Завтрак состоялся в одной из нижних зал больничного здания, где только принимаются амбулаторные больные, — очевидно, с той целью, чтобы не причинить никакого беспокойства остальным больным, которыми сейчас Шамовская больница переполнена, и ничем не нарушать раз установленного больничного режима.

Перед завтраком проф. М. Ф. Кондаратский произнес прекрасную, прочувствованную речь, в которой отметил не только выдающиеся заслуги покойного Я. Ф. Шамова и его вдовы А. Х. Шамовой, подаривших городу Казани и всей казанской «округе» настоящий больничный дворец сооруженный и оборудованный по последнему слову медицинской науки, но и ознакомил присутствующих с некоторыми типическими особенностями внутренней жизни Шамовской больницы, перешедшими сюда, так сказать, по традиции в неприкосновенном виде из бывшей Александровской больницы.

От имени городского управления говорил городской голова С. А. Бекетов, который указал, что уже начинает оправдываться произнесенное им в день открытия Шамовской больницы предсказание:

— Положение больницы на высокой горе, откуда ее видно с великой русской реки, предвещает, что эта больница сделается со времени известной всей России.

На бывшем в феврале противохолерном съезде общественных деятелей в Петербурге ему , городскому голове, не раз приходилось слышать от участников съезда, видных представителей медицинской науки и общественных деятелей, съехавшихся с разных концов матушки-России одну и ту же фразу:

— Вы счастливы. У вас есть Шамовская больница...

Известно о существовании этой великолепной больницы самому Державному Хозяину Земли Русской, которому благоугодно было Всемилостивейше пожаловать щедрую жертвовательницу Агрипину Хрисанфовну Шамову званием почетной гражданки гор. Казани... <...>

После завтрака почетные гости осматривали отдельные палаты Шамовской больницы.

Г. К — ий.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5415, вторникъ, 3 (16) мая 1911 года

Посмотреть на выступление казанского спортивного гимнастического общества «Беркут» собралось всего полторы сотни казанцев

У «Беркутов».

Для начала — немножко статистики: из 185 000 жителей города Казани на вчерашний гимнастический праздник Общества «Беркут» явилось человек 150 с небольшим. Конечно, это грустно. Тем более, что помимо, так сказать, моральной поддержки, этот молодой спортивный кружок нуждается еще и в материальной. Финансовое положение его не из блестящих, и это жаль, ибо без денег развить дело невозможно, а задачи общества хорошие и пользу, при более широкой постановке, оно могло бы принести огромную...

И когда только мы научимся поддерживать свое русское, родное?..

Спортивное торжество — повторяю — посетило человек полтораста. Немного! Зато публика собралась избранная. И то хорошо.

Утро открылось сокольской гимнастикой. Стройными рядами вышли на арену «беркуты» под командой г. Славика, чешского сокола, показавшего воочию, что он знаток своего дела. Вольные движения были проделаны под звуки хора трубачей отчетливо, ловко и красиво, что и было отмечено рукоплесканиями зрителей. Еще больше понравились упражнения с булавами и с палками, первые в особенности.

Далее шли упражнения на наклонной лестнице и на кольцах, в которых юные беркуты показали на только ловкость, но и мускульную силу.

Очень интересны и любопытны приемы японской самозащиты «Джиу-Джитсу», продемонстрированные председателем Общества «Беркут» Н. В. Казиным и Н. И. Моряшичевым.

Второе отделение было отведено тяжелой атлетике.

Упражнения с тяжестями были проделаны большинством из участвовавших удивительно легко, как бы шутя. Особенно отличился здесь г. Федотов, обращавшийся с 2 и 3-х пудовыми гирями, как с каучуковым мячом.

Отлично показал себя «Беркут» еще и во французской борьбе, в которой участвовал, между прочим, довольно уже известный в спортивном мире «чемпион Казани» г. Бредихин, очень легко и ловко одержавший победу над своим противником г. Федоровым. Интересны были и другие две пары — Драверт-Воронцов и Кравченко-Моряшичев. Все эти борцы вели борьбу стремительно, с большой ловкостью и без томительной скуки, которую часто наводят схватки профессионалов.

В общем спортивное утро прошло весело и оживленно. Публика разошлась довольной. Остается надеяться, что кружок будет продолжать свою симпатичную деятельность и что ряды казанских «Беркутов» увеличатся. Но для этого, повторяю, нужна поддержка общества.

С. Д.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5415, вторникъ, 3 (16) мая 1911 года

На торжественном открытии Казанского отдела Императорского военно-исторического общества господам офицерам был прочитан доклад о древних финнах, проживавших на берегах Камы

Открытие Казанского отдела Императорского военно-исторического общества.

26 апреля (9 мая по новому стилю), в 8 часов вечера, в помещении офицерского собрания состоялось открытие Казанского отдела Императорского военно-исторического общества.

Перед началом заседания был отслужен молебен, а затем г. командующий войсками Казанского военного округа генерал-от-инфантерии А. Г. Сандецкий провозгласил «ура» в честь Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича, Августейшего Почетного Председателя Общества.

Собрание было многолюдно. Присутствовал генералитет, множество штаб и обер-офицеров, некоторые высокопоставленные лица гражданского ведомства... <...>

Открывая заседание, председатель отдела А. Г. Сандецкий указал на широкое поле, открывающееся для предстоящей деятельности общества в здешнем крае, вообще богатом историческими воспоминаниями и в частности принимавшем своими ополчениями участие в великих событиях 1613 и 1812 гг. Совет отдела отчасти и между прочим проектировал предстоящим летом экскурсию членов для разыскания остатков старинных укреплений городов, засечный линий и т. д.

Затем собрание заслушало доклад членов совета отдела — профессоров В. Ф. Залесского и П. А. Пономарева.

В. Ф. Залесский, предупредив, что его маленький докладик не является результатом специальных изысканий, а содержит лишь краткие сведения о нескольких случайно найденных документах, имеющих отношение к военной истории XVII века, познакомил присутствующих с содержанием этих документов, дающих некоторое понятие о количестве запасов пороха, свинца и ядер в Свияжской крепости во второй половине XVII столетия; о вооружении, с которым дворяне тех времен шли на войну; о характере местных служебных командировок — для сбора недоимок с татар и чуваш и для усмирения нередких в те времена бунтов и «воровства» (воровством в те времена называлась государственная измена и вообще политические преступления).

П. А. Пономарев в чрезвычайно обстоятельном, полном глубокого интереса докладе — изложил результаты собственных многолетних археологических изысканий относящихся до первых, по-видимому, обитателей здешних мест — финского племени, жившего тут в самом начале христианской эры и пришедшего сюда из Сибири.

Это был, насколько позволяют судить результаты, добытые при раскопках многих городищ и могильников, немногочисленный (до 1500 человек) народец, живший маленькими группами в 3-5 семей в «городках», расположенных на высоких крутых берегах Камы и ее притоков.

Племя это было звероловное, питалось мясом крупных зверей — медведей, лосей и т. д., а отчасти и рыбою, но исключительно лишь осетрами; благодаря обилию дичи и рыбы, мелкою рыбешкой эти охотники имели возможность пренебрегать — рыбных костей, кроме осетровых позвонков, в их кухонных остатках не встречается.

Вооружение и домашние орудия этих древних обитателей нашего края были разнообразны. Имелись бронзовые топоры (кельтского типа), бронзовые копья и т. п.; но рядом с этим употреблялись орудия каменные — топоры, наконечники стрел, а также и костяные — опять-таки наконечники стрел, затем лопаты, какое-то колющее орудие вроде кинжала и т. д.

Любопытно, что среди кухонных отбросов П. А. Пономаревым в одном месте найден обломок человеческого черепа, видимо разрубленного острым орудием.

Предположить, чтобы описываемый народец ел своих соплеменников — невозможно, ибо найденные кладбища показывают, что своих покойников эти люди хоронили тщательно и с почетом — все могилы устроены правильно и единообразно; в могилах воинов находятся копья, медные бляхи; а в одной детской могиле — две бабки, которыми очевидно ребенок играл при жизни...

Остается предположить, что найденный череп был вражий.

Нельзя не пожелать, чтобы доклад П. А. Пономарева, с которым мы познакомили читателей вкратце и отчасти, был полностью напечатан в изданиях молодого казанского отдела Военно-исторического общества.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5415, вторникъ, 3 (16) мая 1911 года