В Казани в церкви св. Георгия во время Пасхальной заутрени на головы молящихся обрушилась штукатурка (версия «Камско-Волжской Речи»)

Катастрофа в церкви.

Во время пасхальной заутрени в Георгиевской церкви (храм стоял на Георгиевской улице — ныне улица Петербургская) произошла катастрофа. В то время, когда церковь была переполнена молящимися, в одном из пределов вдруг раздался шум, а вслед за этим с потолка рухнула на головы штукатурка. Раздались крики пострадавших, послышались истерические рыдания женщин, молящиеся, давя друг друга, стремительно бросились к выходу. Полиция и некоторые не растерявшиеся лица бросились успокаивать народ. Волна перепуганных людей, прорвав цепь полиции, вырвалась на улицу, и в церкви осталась лишь небольшая кучка. Выяснилось, что обрушилась штукатурка с потолка около квадратной сажени. Сильно ранило голову домовладельцу Дмитриеву и его сыну. Домовладельцу в Суконной слободе Владимирову сильно ранило голову и лицо. Кроме этих троих, пострадавших более сильно, есть и другие, получившие ушибы и поранения. Владимиров и Дмитриевы были отправлены в Шамовскую больницу, где им и была оказана медицинская помощь.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 80, четвергъ, 14 (27) апрѣля 1911 года

В Казани в церкви св. Георгия во время Пасхальной заутрени на головы молящихся обрушилась штукатурка (версия «Казанского Телеграфа»)

Обвал в Георгиевском храме.
(Со слов очевидцев.)

Стоустая молва, как и полагается в таких случаях, с сильными «прикрасами», но уже на первый же день Пасхи разнесла по городу «все ужасы» той катастрофы, которая имела место в Георгиевском храме в Пасхальную заутреню при падении штукатурки с потолка храма.

Говорили много невероятного, ужасного, потрясающего. Велись даже подсчеты убитых, сильно и слабо раненых...

Чтобы окончательно выяснить и проверить фактическую сторону этого события, наш сотрудник посетил, с одной стороны, многих очевидцев, бывших с начала до конца этой катастрофы в храме, а с другой — некоторых пострадавших. И в конечном результате оказалось следующее: вследствие бывших накануне долгих и многолюдных богослужений часть потолочной штукатурки отпотела, особенно сильно — на местах бетонных сводов.

К концу Пасхальной утрени, когда переполненный храм тысячи горящих свеч еще более усилил это подопревание штукатурки, кусок последней, в аршин ширины и более 3-х аршин в длину, сзади правого придела всею массою, в общем свыше 15 пудов весом, обвалился на головы молящихся.

Главная масса обвала пришлась за загородкой у стены, около свечного ящика, где стояла семья домовладельца Георгиевской улицы г. Д. и доктора г-на П.

Громадный кусок штукатурки, весом до 10 пудов, упал на стол у ящика, где за минуту перед этим два прихожанина П. и В. считали собранные на блюдах деньги и, конечно, если бы подсчет этот затянулся еще одну минуту, то под этой массой и П. и В. были бы погребены тут же.

Другой, также очень большой кусок, упал у того места загородки, где перед этим за 5-10 минут стояли два брата Д-вы, ушедшие из храма.

И таким образом одною лишь случайностью можно объяснить незначительное количество пострадавших.

Отец и сын Д-ы и г. В. получили головные раны с рассечкой покровов, ссадины и царапины лица, шеи и довольно сильные ушибы спины, плеч и рук. Все трое поехали в Шамовскую больницу, где им и были сделаны перевязки. Более легкие ушибы головы и спины получили г. Д. и г-жа П. Двое других прихожан, также получивших легкие ссадины и царапины, перевязали и обмыли водою тут же в храме.

Надо отметить, что скоро удалось прекратить начавшуюся было панику и успокоить публику. И в этом случае не мало помог сам пострадавший г. Д.-отец, который, обливаясь кровью, в разорванном на плече сюртуке, своим спокойствием и увещеваниями первый же прекратил начавшуюся панику.

Распоряжением губернской администрации на второй день были воспрещены в храме службы; затем на место происшествия выезжал губернский инженер Ф. Н. Малиновский, духовный следователь и чины полиции. Был произведен тщательный осмотр и по принятии на случай некоторых мер предосторожности, службы были разрешены в храме вновь.

После Пасхи решено заново, отбив всю штукатурку, ремонтировать храм.

* * * * *

Один из очевидцев так описывает:

«Когда утреня на Пасху приближалась к концу, вдруг в храме послышался треск и грохот. Среди богомольцев, наполнявших обширный храм, начиналась паника. Публика, ища спасения, в страхе шарахнулась к выходу, но во всем громадном, в три придела, храме имеется только одна дверь на паперть. Поднялась страшная давка, крик детей. Женщины, не зная в чем дело и теряясь в догадках, в истерических взвизгиваниях выкрикнули: одни — что бросил кто-то бомбу, а другие уверяли, что началось землетрясение. Все эти бестолковые фантазии еще более усиливали суматоху. Служба на мгновенье была прервана. Все духовенство вышло из алтаря на амвон и вместе с церковным старостою скоро успокоили публику. Утреня была докончена.

Весь переполох, оказывается, вызван был тем, что в правом приделе обрушилась с потолка громадная, сажени в три, глыба штукатурки. Кусками окаменелой известки (пальца в два толщиною) поранило в голову домовладельца с Вознесенской улицы г. Владимирова, домовладельца с Георгиевской улицы г. Дмитриева (он же Егоров — владелец сапожного магазина близ университета), его сына-студента (ранило в голову и спину) и его дочь — маленькую девочку. Последняя была отправлена домой, а первые трое были доставлены в Шамовскую больницу, откуда, по сделании перевязки, все были отпущены домой. Поранения признаны неопасными для жизни».

«Казанскiй Телеграфъ», № 5399, четвергъ, 14 (27) апрѣля 1911 года

В Казань приведен этапом бывший старший чиновник особых поручений при казанском губернаторе, арестованный за подлоги и растраты

За несколько дней до пасхи в Казань приведен этапом бывший старший чиновник особых поручений при бывшем казанском губернаторе Полторацком Петр Эрастович Янишевский. Арестован Янишевский на юге и обвиняется в служебных подлогах и растратах. Отец Янишевского был в Казани популярным лицом, занимал пост городского головы и был профессором Казанского университета. Брат Янишевского — Николай Эрастович — занимает должность управляющего казанской контрольной палатой и имеет собственный дом на Первой Горе.

Арестованный Янишевский сейчас находится в тюремной больнице, так как здоровье его сильно расшатано.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 80, четвергъ, 14 (27) апрѣля 1911 года

В Казани брандмайор и член городской управы нарушили правила дорожного движения

Нарушение правил езды.

Третьего дня член управы К. А. Осипов с брандмайором Вейканеном от перевоза в Ягодной слободе поехали по левой стороне улицы, чтобы попасть на Алафузовский завод, где имеется пожарное отделение. Так как по обязательным постановлениям думы все едущие должны держаться правой стороны улицы, полиция составила протокол за нарушение правил езды.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5399, четвергъ, 14 (27) апрѣля 1911 года

Из лавки при Казанской художественной школе похитили масляные краски

Кража в художественной школе.

11 апреля (24 апреля по новому стилю) смотрителем Казанской художественной школы Арбузовым обнаружена кража масляных красок из лавочки, находящейся при школе. Неизвестный вор выдавил стекло в окне и похитил красок на сумму более 400 рублей.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 80, четвергъ, 14 (27) апрѣля 1911 года

Экипаж казанского губернатора едва уцелел при проезде по рытвинам городских дамб

Непроездные дамбы.

Городские дамбы от моста на реке Казанке под крепостью до Кизического монастыря от времени и за отсутствием ремонта пришли в невозможное состояние; дамбы эти покрылись целым рядом глубоких выбоин и по ним в настоящее время даже проходить без риска вывихнуть ноги невозможно, а калеченье лошадей и поломка экипажей наблюдается почти ежедневно. Канавы по обеим сторонам дамбы в Козьей слободе засорены навозом и всякими отбросами и издают зловоние.

В понедельник 11 апреля (24 апреля по новому стилю) по этим дамбам проезжал г. губернатор и только благодаря прочности экипажа и удачного объезда кучером самой опасной рытвины экипаж остался цел. На пути следования г. губернатора местные жители обращались к нему с просьбою обратить внимание на невозможное и непроездное состояние дамб и распорядиться о немедленном приведении дамб в надлежащее состояние.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5399, четвергъ, 14 (27) апрѣля 1911 года

В Казани разрушается архитектурно-исторический памятник — Сумбекина башня

Чья вина?

В настоящее время на глазах у граждан Казани и различных университетских ученых обществ разрушается «величественный остаток древней татарской Казани» — Сумбекина башня (башня Сююмбике в Казанском Кремле). В пасхальную неделю туда открыт вход для всех. Пошел и я. Разрушение и небрежение полное: вываливается много кирпичей, которые не только не заменяются новыми, но даже и эти, вывалившиеся, не убирают (они валяются прямо на полу); вываливаются также и оконные рамы, которые крайне небрежно брошены в углу; деревянные лестницы такие, что без риска по ним трудно решиться лазить: у многих сломаны перила, так что легко можно упасть на каменный пол с большой высоты; не достает многих ступенек, на наружных площадях железо все изоржавлено и загнулось; в довершение всего — везде пыль и грязь. Убедиться в этом может всякий...

Недавно образовалось в Казани военно-историческое археологическое общество. Может быть оно обратит внимание.

Б.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5400, пятница, 15 (28) апрѣля 1911 года

В Казани в городском саду из ревности пытался повеситься 16-летний юноша

Ревнивый юноша.

Вечером 12 апреля (25 апреля по новому стилю) гулявшие в Фуксовском саду обратили внимание на очень молодого человека, который, стоя за деревом, прикреплял к сучку веревку, но при приближении кого-нибудь из гулявших старался спрятать веревку под пальто. Некоторые из публики стали за ним следить. Молодой человек, воспользовавшись моментом, когда никого поблизости не было, быстро прикрепил веревку к сучку, сделал на другом конце петлю, просунул голову и повис. Но следившие за ним немедленно его из петли извлекли. В полиции покушавшийся на самоубийство назвался уржумским мещанином Александром Леонтьевым Лавиным, 16 лет от роду. Причем объяснил, что причина — ревность к любимой девушке. После допроса ревнивый юноша водворен к родителям в Большую Игумнову слободу в дом Знаменской.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 81, пятница, 15 (28) апрѣля 1911 года

На сцене Казанского городского театра в опере «Нерон» египетские мумии подавали курьезные реплики

Театр и музыка.
Опера.

«Что написано пером, того не вырубить топором», — так гласит русская пословица, и ее свято придерживался Антон Рубинштейн, создавая свои произведения. Композитор не любил переделывать ни единой строки написанного, и нельзя сказать, чтобы это служило им к украшению. Помнится, еще Чайковский возмущался небрежностью оркестровки «Нерона». И действительно — будь эта опера толково переработана, ее мелодические красоты выступили бы втрое рельефнее и могла бы получиться действительно опера á grand spectacle, каковую желал создать Рубинштейн.

У нас опера была купирована приблизительно на 1/5. Выпускались и отдельные картины, и оркестровые вступления, и части арий. Небрежность постановки была отменна. Большинство исполнителей, скованные нетвердым знанием партий, бродили как впотьмах. Фантазировали хоры; египетских мумий изображали статисты на пожаре Рима и совсем курьезно подавали реплики «солисты из хористов».

В первой картине г. Борисенко с честью вышел из трудного испытания. Вполне овладев высокой тесситурой партии, он в сценическом отношении превзошел самого себя, дав великолепную фигуру римского императора. Особенно удались бенефицианту первая и третья картина. В первых же строках («О печаль и тоска») чувствовалось некоторое утомление. Отмечу исполнение «Иллиона», обычно у нас не выпускавшихся. Успех внешне был очень велик: ни в овациях, ни в подношениях недостатка не было.

Интересная Эпихарис г-жа Леминская, очень оттенившая драматическую сторону партии. Эффектная Поппея — г-жа Асланова. Г. Модестов по обыкновению форсировал звук и в «эпиталаме» нещадно детонировал: не помогло и вставленное «sol bemol» в финале. Хороший Боабиль г. Мухин.

В «Русалке», шедшей накануне, выделился г. Шуванов — действительно превосходный мельник. Упрекнуть его решительно не в чем. Как в сценическом, так и в вокальном отношениях партия у него детально разработана и талантливо интерпретирована. Г-жа Асланова, несмотря на анонсированное нездоровье, с большим подъемом провела партию Наташи, еще раз подтвердив, что в ее лице мы имеем опытную и даровитую артистку. Г-жа Урбанова музыкально спела песенку Ольги. Г-же Леминской партия княгини несколько низка по тесситуре.

Г. Комиссаржевский поражал неритмичностью исполнения партии Князя. Редкий такт ансамблей выступал он вовремя — такое слабое знакомство с классическими произведениями непростительно.

Е.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5400, пятница, 15 (28) апрѣля 1911 года

В Казани жительница города, чтобы достойно встретить Светлый праздник Пасхи, на Страстной неделе украла у своей хорошей знакомой кошелек

Ловкая воровка.

На Страстной неделе к Е. А. Бляблиной, на Армянской улице в доме Шамова, пришла ее хорошая знакомая Е. С. Нерздина и позвала ее на базар. Но дорогой, сказав Бляблиной, что она что-то забыла у себя на квартире, вернулась в квартиру Бляблиной, где оставалась одна ее 9-летняя сестра. Попросив девочку сходить в лавочку, Нерздина отперла сундук принесенными ключами и вытащила оттуда кошелек с 49 рублями денег. Вернувшейся девочке Нерздина наказала не говорить сестре о том, что заходила к ней на квартиру, за что обещала девочке купить гостинцев. Девочка исполнила просьбу и не говорила до тех пор, пока последняя сама не обнаружила кражу. 13 апреля (26 апреля по новому стилю) Бляблина, узнав о краже, заявила в полиции, причем заявила подозрение на Нерздину. В доме Михеева на Соколовой улице в квартире Нерздиной был произведен обыск, которым обнаружен один лишь пустой кошелек. При допросе Нерздина в краже созналась, заявив, что деньги истратила «на праздник».

«Камско-Волжская Рҍчь», № 81, пятница, 15 (28) апрѣля 1911 года

Юридическому факультету Московского университета власти пригрозили: или вы сами предложите подходящего кандидата на должность профессора политической экономии, или мы пригласим из Казани профессора Залесского

Слухи о назначение профессора В. Ф. Залесского.

В «Русских Ведомостях» напечатана, а местной «Речью» (казанская газета «Камско-Волжская Речь») перепечатана следующая заметка:

«Министр народного просвещения предложил юридическому факультету московского университета немедленно представить ему кандидата „из лиц, не принадлежащих к составу московского университета, на должность профессора политической экономии вместо уволенного А. А. Мануилова“. При этом министр предупреждает, что в случае неисполнения факультетом его требования будет назначен кандидат, уже намеченный министерством. По имеющимся в „Русских Ведомостях“ сведениям, таковым является профессор казанского университета Залесский. Юридический факультет первоначально постановил поручить чтение курса политической экономии Н. А. Каблукову, занимающему кафедру политической экономии и статистики и читавшему до сих пор курс статистики. Однако эта комбинация не удовлетворила г. Кассо, который, видимо, спешит заместить вакантные кафедры на юридическом факультете и в особенности политической экономии; по слухам, факультет решил обратиться к профессору петербургского политехнического института А. А. Чупрову с предложением занять в московском университете кафедру политической экономии. Ответ Чупрова еще не получен».

По имеющимся у нас сведениям, профессор В. Ф. Залесский ни приглашения в московский университет, ни запроса об этом не получал. Профессор В. Ф. Залесский согласится принять назначение в Москву лишь при условии формального обещания со стороны министерства — не допускать по кафедре профессора Залесского параллельных курсов.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5400, пятница, 15 (28) апрѣля 1911 года

В Казани житель Козьей слободы после праздничного визита проснулся на берегу Казанки абсолютно голым

Домовладелец из Козьей слободы отправился на праздниках с визитом и к вечеру так «навизитировался», что на берегу реки Казанки свалился и уснул. А когда проснулся, то оказался в «костюме Адама».

«Камско-Волжская Рҍчь», № 81, пятница, 15 (28) апрѣля 1911 года

Государь Император разрешил повесить в Казанском университете портрет члена Государственной Думы М. Я. Капустина, являющегося по совместительству профессором Казанского университета

Из университета.

Государь Император по всеподданнейшему докладу г. министра народного просвещения Высочайше соизволил на разрешение постановки в гигиенической лаборатории университета портрета профессора по кафедре гигиены Михаила Яковлевича Капустина, состоящего, как известно, членом Государственной Думы.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5401, суббота, 16 (29) апрѣля 1911 года

Казанские шахматисты предложили петербургским коллегам сразиться в шахматы по телеграфу

Шахматный матч по телеграфу.

По примеру многих шахматных обществ (Петербург, Москва, Рига, Орел, Киев и др.) местное общество любителей шахматной игры предложило петербургскому шахматному собранию сыграть матч по телеграфу из двух партий на ставку в 100 рублей. Петербургское шахматное собрание изъявило согласие, уполномочив вести партии г.г. Левенфиша и Цемша, одних из лучших своих игроков.

Со стороны Казани, по предложению шахматного комитета, партии поведут г.г. Б. М. Констанский и Н. И. Косолапов.

Для разрешения могущих встретиться недоразумений обеими сторонами выбран посредник маэстро О. С. Бернштейн (Москва).

Этот интересный матч закончится, по всей вероятности, не ранее Нового года, так как в числе других условий, выработанных и подписанных обеими сторонами, назначен летний перерыв (20 мая — 20 августа).

«Казанскiй Телеграфъ», № 5401, суббота, 16 (29) апрѣля 1911 года

С наступлением весны в Казань потянулись криминальные «гастролеры»

Гастролеры.

В номерах «Боярский двор» по Гостинодворской улице (ныне ул. Чернышевского) остановились приехавшие с первым пароходом из Нижнего два молодых человека, одетых по последней моде. Оба незнакомца с первого же дня приезда обратили на себя внимание чинов сыскной полиции. По наведенным справкам молодые люди оказались крестьянами Калужской губернии братьями Федором и Василием Фроловыми.

Одновременно с этим сыскным отделением были получены сведения, что братья Фроловы в других городах зарегистрированы уже в качестве «гастролеров» и что в Казань они приехали тоже для «обделывания темных делишек». После этого чины сыскного отделения посетили молодых людей и спросили их о причине приезда. После долгих запирательств Фроловы сознались, что, действительно, приехали в Казань «на гастроли».

В номере Фроловых, между прочим, была застигнута барышня, оказавшаяся тоже «гастролершей» под кличкою «Луговая». «Гастролеры» этапным порядком отправлены на места их родины.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5401, суббота, 16 (29) апрѣля 1911 года

На бенефисном спектакле казанская опера продемонстрировала в костюмах «Мазепы» яркий пример смеси французского с нижегородским

Театр и музыка.
Бенефис г. Модестова.

Во всех операх Чайковского оркестру уделено выдающееся место. В «Мазепе» это сказывается особенно ярко. Не говоря об увертюре и музыкальных интродукциях, в ней имеется даже целая симфоническая картина, рисующая Полтавский бой. Несколько лет тому назад на нашей же казанской сцене опера шла с очень приличным ансамблем. Но тогда во главе дела стоял Айхенвальд, талантливый и даровитый руководитель.

Наша труппа велика и обильна, но порядка в ней нет. Нет глаза хозяйского, нет руки направляющей.

Оперы идут у нас с одной репетиции, без подготовки, без предварительной работы и общий девиз всех постановок: «Отзвонил и с колокольни долой».

Бенефициант выбрал себе партию Кочубея, несмотря на то, что она предназначена композитором не баритону, а басу-cantante. У артиста несомненно прекрасный голос и в смысле разработанности роль у него хорошо сделана, однако меня неизменно поражает злосчастная склонность певца злоупотреблять звучностью своего голоса. Ни piano, ни точности ритмической г. Модестов не признает. Уж взял звонкую ноту верхнего регистра — и жаль ему с ней расстаться; хоть на 1/16, да продержит ее дольше нужного. И притом непременно fortissimo. Уж такой капризный нрав... и ничего с ним не поделаешь!

Вот и г. Ахматов тоже. Дайте такой богатый голос чуткому художнику — ведь его на руках носить будут. В особенности в наше время, когда героических теноров днем с огнем не отыщешь. А теперь какой же это Андрей! Неизменное «подъезжание» к нотам верхнего регистра примерно с терции; неразработанность mezza voce, какая-то робкая неуверенность — все это требует шлифовки и работы, серьезной работы...

Г. Княгинин во всех отношениях неудачный Мазепа. Ни по характеру голоса, ни по тесситуре, ни наконец по внешним данным партия ему не подходит. Она ему низка и притом изобилует речитативами, для которых широкая итальянская манера пения мало пригодна.

Как и всегда, выгодно выделялась исполнительница партии Марии — г-жа Асланова. Вот даровитая артистка, хорошей серьезной школы и притом неизменно работающая.

На месте также г-жа Леминская (Любовь) и г. Мухин (Орлик). Вполне прилично были поставлены и исполнены танцы первой картины. Но на что нельзя не обратить внимания, это на костюмы: вот уж поистине смесь французского с нижегородским.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5401, суббота, 16 (29) апрѣля 1911 года

В Казанском цирке братьев Никитиных открылась «Мининская» выставка-панорама, в которой преобладает жанр народного лубка

«Мининская» выставка-панорама.

В цирке братьев Никитиных открыта «мининская» выставка-панорама, открытие которой усиленно рекламировалось в течение всего Великого поста (см. «Давности», выпуск № 432 от 16 апреля 1911 года, заметка «Скоро в Казани откроется передвижная выставка-панорама, посвященная победе русских войск в войнах 1612 и 1812 годов»).

Выставка эта производит двойственное впечатление: с одной стороны характер ее чисто лубочный, с другой — она содержит безусловно кое-что интересное. Этим интересным являются некоторые иностранные гравюры, современные эпохе наполеоновских войн. Несколько безусловно редких вещей (между прочим, приводимая Шильдером «Отступление Наполеона через Вильну») и рядом с этим много чисто лубочных репродукций с исторических картин А. Васнецова, Серова, Лансере, Кустодиева. Любопытны старинные рисунки казанских видов (30-х — 40-х годов). В отделе «эскизов» вывешены несколько акварелей и гуашей на сюжет из русской истории художников Демьянова, Краснова, Мальцева, Савицкого. Эскизы не без мотивов Рериха, Кустодиева и других художников, но в общем довольно бесцветно написанные. С некоторым настроением работы Демьянова. Панорамы «Пожар Москвы в 1812 году» и «Ополчение Минина» хороши только местами, но в общем не дают впечатления особой выпуклости и рельефности.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 81, пятница, 15 (28) апрѣля 1911 года

1 мая исполняется 100 лет первой казанской газете

Знаменательный юбилей.

В понедельник 18-го апреля (1 мая по новому стилю) исполнится ровно сто лет, как в России появилась первая провинциальная газета, и честь выпуска первого печатного листка принадлежит именно Казани.

Здесь 18-го апреля 1811 года вышел первый номер первой ежедневной газеты в провинции «Казанские Известия», издававшейся на частные средства. Начало этому органу дали профессора Запольский и Зиновьев.

Правда, газета просуществовала слишком короткое время и имела всего лишь не более 110-120 подписчиков, но это не важно. Факт тот, что было положено начало для нарождения провинциальной прессы, и последняя, с легкой руки двух указанных выше казанцев, проложила себе путь к дальнейшему росту...

«Казанскiй Телеграфъ», № 5402, воскресенье, 17 (30) апрѣля 1911 года

В Казани арестованы фальшивомонетчики — муж и жена, которые отливали у себя дома двугривенные и пятиалтынные монеты

Арест фальшивомонетчика.

Совершенно случайно полиции удалось задержать фальшивомонетчика, а равно открыть вполне оборудованную им мастерскую. «Мастером» оказался мещанин Л. Г. Москвичев, 30 лет от роду.

15 апреля (28 апреля по новому стилю) в 9 часов вечера (он) пришел за покупками в бакалейную лавку Смышляева на Булаке и здесь при расплате подал фальшивый двугривенный. Владелец лавки немедленно сообщил о том стоявшему поблизости ночному сторожу, который и арестовал Москвичева. Дорогой задержанный, ссылаясь на боль в ноге, останавливался и, поправляя сапог, выбросил несколько фальшивых монет. Однако сторож, заметив проделку, скрутил Москвичеву руки и в таком виде доставил в часть. Обыском при нем найдено еще несколько фальшивых же монет. После этого полиция отправилась на квартиру арестованного Москвичева, где и было обнаружено следующее: в одной из комнат на столе стояла керосиновая кухня, на которой находилась железная банка с металлом, приготовленным для расплавки. Рядом на тарелке лежало несколько уже вполне отлитых фальшивых двугривенных и пятиалтынных. Здесь же в углу стоял мешок с гипсом для выделки форм и такой же мешок с бабиком. Далее в помойном ведре полиция нашла две формы, в которых Москвичев отливал монеты. Формы эти бросила в помои жена Москвичева в то время, когда увидела входившую полицию. Последняя также арестована. При допросе Москвичев объяснил, что заниматься выделкой фальшивых денег он стал недавно и к этому его принудила страшная бедность. Москвичев заключен в тюрьму.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 83, воскресенье, 17 (30) апрѣля 1911 года

Результаты «радостной встречи праздничка», зафиксированные в Шамовской больнице Казани

Праздничный разгул.

Один мой знакомый, соприкасающийся с жизнью Шамовской больницы, передавал, что за один первый день Пасхи в эту больницу было доставлено 20 человек с ножевыми колотыми и резаными ранами.

Все это — результаты «радостной встречи праздничка».

Если сюда добавить контингент других «больных»: с проломами голов в драках, с всевозможными «фонарями» под глазами, с перебитыми шеями и т. д., пользовавшихся и медицинской помощью и «домашними средствами», то картина получится назидательная.

Аргус.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5402, воскресенье, 17 (30) апрѣля 1911 года

Если вы желаете увидеть настоящих черных виандотов, лангшанов, плимут-роков или орпингтонов, приходите на Казанскую выставку птицеводства

Выставка птицеводства.

Местное общество любителей птицеводства уже несколько лет подряд ежегодно устраивает две выставки — весеннюю и осеннюю.

Нынешняя весенняя выставка, открытая 14 апреля (27 апреля по новому стилю), представлена значительно богаче предыдущей, осенней. Особенно богат отдел куроводства, насчитывающий массу ценных, богатых пород. Богат также отдел голубей. Слабо представлены отделы: гусей, цесарок, индеек; а уток вовсе нет. Отсутствие последних и слабое «представительство» прочих пород объясняются — «сезоном», когда птицы этих пород сидят на гнездах.

С отрицательной стороны следует отметить отсутствие на выставке статистических данных и картограмм о состоянии птицеводства в губернии, распространенности той или другой пород птицы среди крестьянского или, вообще, сельского населения, экономической выгодности той или другой пород и т. д. Все эти сведения, выставленные единовременно с экономическими, несомненно приносили бы делу птицеводства и рациональной постановке его больше пользы, чем ярлыки на клетках с простым обозначением породы птицы «Плимут-Рок», «Кохинхин» и т. п. Полагаем, что на предстоящих выставках устроители постараются устранить эти пробелы.

Как раньше, так и теперь, первенствующее место — как по количеству экспонатов (20 гнезд), так и по высокому качеству их — принадлежит фирме М. Н. Квасникова. Михаилу Николаевичу премного обязано не только наше Казанское, но и всероссийское птицеводство — отрасль, приносящая нашей казанской деревне ежегодный колоссальный доход за одни яйца, вывозимые из пределов губернии.

Гвоздь экспонатов Квасникова — а пожалуй и всей выставки — чудные экземпляры белых орпингтонов, впервые появившиеся на нашей выставке, привезенные из Америки и стоющие их владельцу около 200 рублей штука. Высокой культурой и чистотой породы отличаются также гнезда лангшанов и плимут-роков. Замечательно красив осанистый петух последней породы. Небывалого размера палевый кохинхин. Что касается русских пород, то у Квасникова она представлена слабо, уступая гнездам других экспонентов.

Первый раз на выставке появились черные виандоты (у разных экспонентов) род-айланда (Килаева); последние имеют большое распространение в Америке.

Особого внимания также заслуживают богатые коллекции хозяйственной птицы, выставленной Кислициным, Семоном, Агаповым и другими. Важно то, что эта птица доморощенная, местного происхождения. Весьма хороша пара черных орпингтонов Кислицина, хотя и с небольшими недостатками в смысле чистоты породы.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5402, воскресенье, 17 (30) апрѣля 1911 года

На бенефисе дирижера в Казанском городском театре оперный певец Саянов пел менее страшно, чем обычно

Театр и музыка.
Бенефис г. Когана.

«Миньон», впервые возобновленную, можно счесть одной из сравнительно удачных постановок сезона. Правда, исполнительница заглавной партии г-жа Окунева, благодаря слабо развитому грудному регистру, не была всегда в состоянии безукоризненно исполнять вокальные требования автора; однако в сценическом отношении она очень милая «Миньон» и отдельные моменты оперы ей вполне удались (например, ария второй картины и дуэт с Лотарио в третьей).

Г-жа Миловидова подкупает свежестью голоса и мягкостью его тембра, однако над колоратурой ей надо еще много поработать. Про исполнение ею полонеза Филины можно сказать словами Пушкина, что это не более как:

«...С живой картины список бледный,

Или разыгранный Фрейщиц

Перстами робких учениц».

Такая бравурная вещь требует прежде всего четкости и чистоты передачи — и юной артистке она пока еще не под силу. Красиво звучал голос г. Шуванова (Лотарио); милый, изящный Фредерик — г-жа Добржанская. Удачнее обычного пел г. Саянов (Вильгельм), хотя неблагодарных природных вокальных средств его не в силах искупить ни музыкальность, ни школа. В хорошую сторону выделялись г.г. Ильющенко (Лаэрт), и Мухин (Цыган). Бенефицианту аплодировали за увертюру, исполненную с хорошими нюансами.

На Фоминой неделе впервые у нас пойдет опера Пуччини «Мадам Баттерфляй». Опера написана в свойственных композитору красивых , мелодических формах и по характеру музыки ближе всего, пожалуй, подходит к «Тоске». Сюжет изобилует сильными драматическими моментами. <...>

E.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5402, воскресенье, 17 (30) апрѣля 1911 года

Последние новости от корреспондентов из Чистополя

Чистопольская хроника.
(От наших корреспондентов.)

— Санитарные безобразия. Случилось то, что и должно было случиться: новый городской водопровод подарил жителям города «красное яичко» — уже несколько дней обыватели пьют вонючую водопроводную воду. Чистополь расположен между большим оврагом Ржавцем и рекой Берняжкой. Верховья Ржавца и Берняжки с незапамятных времен служат (по обязательному городскому постановлению) местом свалки нечистот. Ежегодно, как только вскроются Ржавец и Берняжка, их грязные воды, навоз, трупы павших животных и другие нечистоты наводняют городской затон.

По городу начнется усиленная сколка льда, уборка навоза с базарных площадей, со дворов, очистка помойных ям. Все это спускается дешевым способом тоже в затон. Немощеные улицы становятся непроезжими. То тут, то там видны застрявшие в «клоаке» лошади, водовозные бочки и телеги. Кожевенный завод Вачугова спускает ежедневно до 10 000 ведер отработанной, грязной, вонючей воды в реку Берняжку; когда течет вачуговская лавина, жители затыкают носы и открывают окна... Удивительно, что до сих пор вред для народного здравия от вачуговского завода всеми замалчивается, да не только замалчивается, а еще «отцы города» оказали Вачугову свою отеческую любезность — сдали ему в арендное пользование ключ прекраснейшей родниковой воды и только за 300 рублей в год! Городская управа в свою очередь, вопреки обязательному городскому постановлению, навоз и всякую нечистоту с улицы и базарных площадей сваливает на берег городского затона. Таким образом, затон служит очагом заразы. Часть навоза оседает на дно затона, гниет и заражает почвы, остальная же часть вместе с водой уходит в Каму. В дополнение ко всему этому в нескольких саженях выше водоприемника производится спуск в Каму грязных вод с казенного винного склада. Водопровод же начало свое берет из Камы ниже города. Результатом чего, несомненно, и является вонючая вода в водопроводе.

Городская санитарная комиссия хотя и воспретила жителям города пользоваться затонной водой, но, как показал опыт, такими мероприятиями санитарное благоустройство далеко не достигается, так как затонную воду и сейчас пьют с находящихся в затоне судов сотни волгарей, а с другой стороны и жители получают вонючую воду из водопровода.

— Постройка дамбы. Года 1 ½ тому назад округ путей сообщения вошел в чистопольскую городскую думу с ходатайством о разрешении отвода речки Берняжки на быструю воду, чтобы Берняжка не засоряла чистопольский затон. Разрешение своевременно было дано, но только в предстоящую весну и лето будут производиться работы по отводу Берняжки. Для этого будет устроена дамба. Камень для сооружения будет доставляться из трех мест: из Соколов (пристань на Каме), от села Змиева ( в 5 верстах от Чистополя) и с так называемой «Крутой Горы», что пониже чистопольских пристаней. Лучший по качеству камень змиевский, хуже его — сокольский, камень же крутогорский для постройки дамбы не годится: он рыхлый ноздреватый, быстро рассыпается. Между тем крутогорского камня на постройку дамбы пойдет до одной пятой части. Сооружение дамбы сдано подрядчику за 13 500 рублей.

— Петиция. Пред Пасхой послана г. попечителю казанского учебного округа петиция, в которой всесторонне освещена административная деятельность директора местной мужской прогимназии В. В. Румянцева и выражена просьба, чтобы заведывание учебным заведением было поручено другому лицу. В числе подписавших петицию — представители земства, города и родители.

<...>

— Тщетные ожидания. Экстренное земское собрание 25-го февраля (10 марта по новому стилю) ассигновало 20 000 рублей на постройку нового здания для женской гимназии; собрание выразило надежду, что недостающие еще на постройку здания 20 000 рублей будут ассигнованы городской думой. Однако ожидания эти пока остаются тщетными. Прошло уже два заседания думы (4-го и 15-го марта), а вопрос о постройке здания женской гимназии еще и не поднимался в думе. Это тем более странно, что дума удосужилась за это время дважды обсудить вопрос о сдаче земли клубу.

— Не торопятся. Также не торопится город с постройкой здания и для городского училища. Огородили забором полуразрушившийся и грозящий падением дом, где некогда было городское училище; казалось, что начинается постройка нового здания училища, но «возу все нет ходу». Два года прошло, как собрались строить это здание, и до сих пор даже и не приступили к постройке. Забор выдвинулся чуть не на средину улицы и мешает движению. А думцы, должно быть, ждут, когда полуразрушенный дом сам развалится, тогда станут строить новое здание для городского училища.

— Из села Егоркина (Чистопольск. уезд) нам сообщают, что в Вербное воскресенье местный священник запретил деревенской молодежи играть в «горелки» на сельской площади. Мотивом запрещения послужило то, что раньше, лет 50 тому назад, на месте площади было кладбище. Не желавших разойтись парней священник грозил выслать из села административным порядком, как «вредный элемент».

«Камско-Волжская Рҍчь», № 80, четвергъ, 14 (27) апрѣля 1911 года

Казанские миллионеры! Будьте осторожней в Брюсселе!

Миллионер — бродяга.

Из Брюсселя сообщают в «Temps» о следующем незаурядном происшествии. Один американский миллионер, член одной из крупнейших фирм в Соединенных Штатах, сделался жертвой прискорбного недоразумения. Прожив недели две в лучшей брюссельской гостинице, он временно очутился без денег; послал каблеограмму в Нью-Йорк, но ответ почему-то запоздал, а хозяин, не получив по счету, подал жалобу. Явилась полиция, и так как злополучный миллионер не имел с собою документов о личности, то его немедленно присудили к двухлетнему заключению в арестном доме для нищих — за бродяжничество. Приговор этот по бельгийским законам не подлежит обжалованию. Ответ на запрос, посланный в Нью-Йорк, пришел только через 22 дня; прибыли и деньги. Но эти 22 дня миллионер все-таки просидел в тюрьме с нищими.

В Бельгии полагают, что давно назрело время для пересмотра закона о бродяжничестве, позволяющего судье единоличною властью и безапелляционно посадить кого угодно в тюрьму на срок до семи лет: для этого достаточно бывает, чтобы подсудимый не смог доказать, что у него есть средства к жизни. Общественное мнение находит теперь, после этого случая, что необходимы более солидные гарантии личной свободы. По всей вероятности, соответствующий законопроект будет внесен в парламент.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 83, воскресенье, 17 (30) апрѣля 1911 года