В Казани вскрылась река Казанка и снесла на своем пути к Волге все слободские мосты, расположенные на реке

Накануне навигации.

На Казанке вода выступила 27-го марта (9 апреля по новому стилю) из берегов. Под напором хлынувшего вместе с водой льда в 11 часу утра рухнул первый на пути мост из Адмиралтейской в Ягодную слободу. В 12 часов дня напором снесло и второй мост — в Игумнову слободу. К счастью, обошлось без несчастий, т. к. у мостов заранее дежурила полиция, не пропуская по мосту прохожих.

27-го же марта в Ягодную слободу была организована переправа на лодках и пароме по случаю того, что здесь перевоз городом сдан в аренду. В Игуменскую же слободу переправа не была городом устроена, и жители были совершенно отрезаны. 28 марта переправа была устроена и в Игуменскую слободу.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 69, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

Железнодорожные инженеры закончили изыскания путей выхода из Казани в южном направлении на Екатеринбург

К железнодорожному вопросу.

Вчера выехала в Москву последняя партия инженеров изыскателей линии Казань-Екатеринбург в южном направлении. Работы по изысканию южного варианта обществом Московско-Казанской железной дороги, как известно, были начаты лишь после того, когда городская дума категорически высказалась поддерживать в правительственных сферах, а также материально, лишь тех предпринимателей, которые будут считаться с пожеланием города относительно подхода линии к городу и места вокзала.

Линия южного варианта берет свое начало с нынешнего пассажирского вокзала, проходит мимо Ново-Татарской слободы, городской скотобойни, села Воскресенского, затем идет на деревню Борисково мимо земледельческой казенной фермы, на Усады, Тогашево, Кулаево (имение г. Молоткова), Большие Силенгуши, далее по Вятской губернии пересекает р. Вотку при деревни Черкасы, оттуда подается несколько на север и на 200 версте от Казани соединяется с первым — северным вариантом, обследованным в прошлом году.

Длина нового варианта почти та же, что и первого — северного, а, может быть, даже несколько короче последнего. Новый вариант на всем пути следования проходит при весьма благоприятных топографических условиях, и в этом отношении он благоприятно отличается от северного варианта. <...>

«Казанскiй Телеграфъ», № 5388, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

Казанский губернатор возмущен тем, что власти Казани опять собираются смыть волжским разливом все городские нечистоты, накопившиеся за зиму

Весенняя свалка нечистот.

На просьбу городской управы о разрешении весенней свалки нечистот в разлив Волги с помоста у Посадской улицы в виду того, что управа не нашла другого исхода для устройства свалки, г. начальник губернии потребовал объяснения, почему городское управление все еще игнорирует этот вопрос. Несколько лет подряд администрация разрешала в «последний раз» эту свалку и тем не менее город до сих пор не нашел никакого исхода.

Запрос г. начальника губернии вносится на рассмотрение думы.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5388, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

В Казани украденные гуси свои гоготом выдали вора

«Спасители Рима».

На Евангелистовской площади (ныне перекресток улиц Татарстан и Московской) в лавке Хисамадеева крестьянин Каримов украл двух гусей. Уложив гусей в мешок, Каримов намеревался с ними скрыться. Однако потомки «спасителей Рима» и на этот раз не уронили своего достоинства. В мешке они подняли такое гоготание, что невольно обратили внимание постового городового. Перетрусивший Каримов сразу же в краже сознался и был арестован.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 69, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

В Казани известному московскому пианисту для концерта предоставили рояль, на котором не зазорно играть лишь таперу в синематографе

Театр и музыка.
Дворянское собрание.

В воскресенье состоялось шестое камерное собрание, едва ли не самое удачное в нынешнем сезоне.

Выступали москвичи г.г. Гольденвейзер и Сибор.

Первый выступал уже у нас в одном из симфонических собраний, мастерски сыграв целый ряд произведений Шумана и Грига. Теперь он исполнял Шопена. Необыкновенно чуткий и тонкий артист, обладающий наряду с блестящей техникой чарующим туше — он с редким изяществом и проникновением интерпретировал целый ряд этюдов, прелюдов, мазурок и прочих мелких фортепьянных произведений польского композитора. Однако со стороны дирекции музыкального общества преступно так эксплоатировать артиста: ведь на таком рояле, каковой демонстрировался в отчетном концерте, быть может не зазорно играть в кинематографических сеансах вальсы в стиле «Сопок Маньчжурии». Бетховену же и Шопен приличествует, думается, несколько большее уважение.

Г. Сибор сыграл ряд небольших произведений старых мастеров: Генделя, Госсена, Баха и др. и обнаружил приятный тон, музыкальность и чувство стиля. Его смычок нежен и певуч, и исполнение полно благородства. Наибольший успех выпал на долю технического пустячка Франкера «Rigaudon». Артисту много пришлось играть на bis.

Из последних особенно понравилась «поэма» Фибиха. Открылся концерт b-mol-ной сонатой Николаева, которая, впрочем, не является для Казани новинкой, ибо уже исполнялась несколько лет тому назад в одном из камерных собраний отделения И. Р. М. О. (Императорского русского музыкального общества). В сонате значительно интереснее оказался г. Гольденвейзер, игравший с большим подъемом и увлечением. Смычок же г. Сибора оказался несколько слабым и жидким по тону. Вследствие большого числа «bis’ов» концерт сильно затянулся и знаменитая Бетховенская a-dur’ная соната (посвященная Крейцеру) исполнялась далеко за полночь. Оба артиста имели большой и вполне заслуженный успех. Последнее камерное собрание <...> состоится в ближайшем будущем.

Е.

Городской театр.

К постановке предполагается новинка — последняя опера Пуччини «Мадам Баттерфляй» (Чио-чио-сан); объявлено также возобновление оперы «Каморра».

«Казанскiй Телеграфъ», № 5388, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

В Казани на Волге попробовали взрывать лед минами — получилось красиво

Опыты взрыва льда минами.

Третьего дня на Волге против перевоза были произведены опыты взрыва льда минами. Заложенные под лед мины взрывались с дальнего расстояния при помощи проводов. Громадные глыбы льда с грохотом взлетали ввысь, рвались на части и рассыпались мелкими осколками.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 69, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

Как показывает статистика, в семьях казанской бедноты умирает почти половина всех родившихся детей

Смертность детей в Казани.

В медицинском отчете доктора Е. М. Идельсон по детской больнице и амбулатории общества попечения о бедных и больных детях г. Казани за прошлый 1910 год, между прочим, приведены следующие данные смертности детей среди бедного населения г. Казани.

С июля месяца до конца истекшего года этой больницею были опрошены все посещавшие амбулаторию матери о числе родившихся у них и умерших детей. При этом оказалось, что у опрошенных 849 матерей родилось 4385 детей, из которых умерло 1944, или 44,3%.

Цифры эти более чем указывают нам, насколько велика детская смертность, а стало быть и болезненность, господствующая среди детей казанской бедноты.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5388, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

Комиссия Казанского округа путей сообщения приняла на заводе новый пароходный котел, а он при первой же пробе на пароходе потек по всем швам

Негодный котел.

Округом путей сообщения в Коломенском заводе был сделан заказ на постройку котла для казенного парохода «Красный Яр». Приготовленный котел принят округом чрез надлежащую комиссию, которая нашла его пригодным. На днях котел этот, поставленный на место, пробовался инженером Бутц и к величайшему изумлению окружавших при давлении в 150 дал сильную течь в кромках шва, заклепках, в соединении топок фальцами и т. д., одним словом, оказался совершенно непригодным.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 69, вторникъ, 29 марта (11 апрѣля) 1911 года

Городские власти Казани обещают губернатору прекратить весенние свалки нечистот в Волгу, как только будет построена канализация. А пока...

Объяснения на запрос г. начальника губернии.

На приведенный уже в нашей газете запрос г. начальника губернии (см. выше в данном выпуске «Давностей» заметку «Казанский губернатор возмущен тем, что власти Казани опять собираются смыть волжским разливом все городские нечистоты, накопившиеся за зиму»), в котором говорит, что и город считает неудобным с санитарной точки зрения весеннюю свалку нечистот в Волгу, но просит разрешение в виду безысходного положения города.

Сделать свалку в овраг за Третьей Горой (ныне улица Калинина) в данное время совершенно невозможно, так как там теперь образовался большой поселок, не говоря уже о том, что вывозка туда, и без того обременительная для домовладельцев, сильно удорожится. Вывозить нечистоты за Козью слободу в пески или далее в городской лес не представляется возможным за отсутствием дороги. Для этого нужно строить дамбу и рельсовый путь.

Между тем в данное время это невозможно за отсутствием средств и в виду того, что еще неизвестно, где будет расположена железнодорожная станция и где пойдут подъездные рельсовые пути.

Городское управление не игнорирует вопроса о здоровье жителей и постановило своей ближайшей задачей осуществление канализации, возможное лишь при осуществлении займа на это предприятие. С проведением канализации вопрос о весенней свалке нечистот сам собой разрешится.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5389, среда, 30 марта (12 апрѣля) 1911 года

В Казани молодая женщина умышленно сожгла лицо своему знакомому серной кислотой

На почве ревности.

Проживающая в качестве прислуги у вдовы протоиерея крестьянка Свияжского уезда Степанида Жимкова, 21 года, пригласила к себе в гости крестьянина Ярославской губернии Николая Мартынова, 25 лет. Последний был поражен необыкновенно ласковым приемом своей знакомки и терялся в догадках, так как за последнее время со стороны Жимковой он замечал некоторое охлаждение. Пробыв здесь несколько часов, он вечером стал собираться домой. Перед самым уходом Жимкова вдруг схватила с окна чашку серной кислоты и плеснула жидкостью прямо в глаза своему гостю, а сама, накинув жакетку, выскочила на двор и скрылась.

Пострадавший тотчас же был отправлен в Шамовскую больницу, где врач констатировал у него сильные ожоги всего лица и левого глаза. Положение Мартынова серьезное.

Жимкова пока не разыскана. Предполагается месть на почве ревности.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5389, среда, 30 марта (12 апрѣля) 1911 года

Александровская больница Казани поблагодарила казанскую купчиху А. Х. Шамову за 10 000 рублей, завещанных ее мужем больнице, и пообещала повесить в больнице портреты своих благодетелей

Депутация у А. Х. Шамовой.

Третьего дня попечительный совет Александровской ремесленной больницы в составе председателя совета, ремесленного головы Г. Д. Шматова, попечителя больницы А. П. Романова и членов совета Е. Е. Дмитриева и П. В. Кудряшева, посетил Агр. Хр. Шамову и выразил ей от имени всего ремесленного общества глубокую признательность за передачу указанной больнице 10 тысяч рублей, завещанных покойным Як. Фил. Шамовым на нужды Александровской больницы.

В благодарность за долгие и постоянные заботы Шамовых о нуждах этой больницы, совет решил в одной из зал больницы повесить портреты Я. Ф. и А. Х. Шамовых.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5389, среда, 30 марта (12 апрѣля) 1911 года

Еще один житель Казани этой весной помешался умом

Душевнобольной.

Вчера мещанин А. Захаров в припадке умопомешательства бегал на Большой Проломной улице (ныне ул. Баумана) и пытался взобраться на телефонные столбы. Душевнобольной был задержан и отправлен в окружную лечебницу.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5389, среда, 30 марта (12 апрѣля) 1911 года

Как казанские ассенизаторы истязают своих лошадей

Письма в редакцию.

Милостивый Государь, Г-н Редактор!

<...> Кому из казанцев не приходится видеть ежедневно и еженощно такие картины варварского истязания лошадей ассенизационного обоза, что забываешь, что живем в христианской стране.

Виноваты бесспорно хозяева, но большая часть вины падает безусловно на самих возчиков. Стоит только всмотреться в их физиономии, чтобы понять, что это люди бессердечные, нередко пьяные, смотрящие на животных, как на бездушную вещь, которую истязать они считают за свое неотъемлемое право.

Чтобы не быть голословным, опишу один из многих случаев. Недели две тому назад мчался галопом ассенизационный обоз, лошадей побуждали к гонке кнутами, палками и всем, что подвертывалось под руку. Какие-то жалкие подобия лошадей, изморенные вечным голодом, полумертвые, искалеченные, с ободранными боками и ногами, делающие неимоверные усилия под градом ударов, качались и прыгали, чтобы нестись галопом с огромными, нагруженными бочками в несколько десятков пудов весом и с сидящими на них возницами.

Зрелище положительно было кошмарное.

Около дома Венециановой по правой Черноозерской сломались оглобли у одной бочки и искалеченные животные упали. Стоило только понять, что претерпевали несчастные животные. Они едва дышали, пена шла изо рта, глаза смотрели умоляюще и как бы говорили: «Добей лучше меня».

Обоз помчался дальше, а эти были с бочкою оставлены.

Подобное варварство едва ли может быть терпимо в университетском городе и еще с обществом покровительства животным, в особенности весной, когда на улицах не знаешь на чем ехать.

Давно пора принять меры против истязателей животных, особенно лошадей. За границею за дурное обращение с животными полагается даже тюремное заключение и, кроме того, виновник лишается права промысла.

Примите и проч.

Загибалов.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5389, среда, 30 марта (12 апрѣля) 1911 года

Для оперетты Легара оперные артисты Казанского городского театра оказались слишком тяжеловесны

Театр и музыка.
«Цыганская любовь». Оперетта Легара.

Из современных опереточных композиторов Легар едва ли не самый даровитый. К достоинствам его музыки следует отнести стремление пользоваться национальными темами. Как в первой его оперетте «Веселой вдове» лучшее — ее couleur local, так и в «Цыганской любви» наиболее интересны и красивы венгерские темы, являющиеся музыкальным ядром оперетты. Видное место уделено автором оркестру; вообще нужно заметить, что по стилю своему первый и третий акты ближе всего подходят к комической опере и только второе действие (Сон Зорики) своим «дивертисментным» характером выделяется в сторону плохих опереток-мозаик.

Судя по аплодисментам, «Цыганская любовь» у нас имела скромный успех, несмотря на то, что отдельные номера были биссированы (ария Зорики г-жи Окуневой, дуэт Иоланты с Каэтаном — г-жа Ростовская и г. Княжич). Главная причина холодности приема, конечно, в слабости исполнения и более чем скромной постановке. Игра вообще больная сторона наших оперных артистов, в оперетте же, требующей прежде всего хороших актеров, их сценическая неопытность особенно ярко бросается в глаза. Затем массовые сцены и хоры требуют гораздо большей помпезности.

Из исполнителей действительно свободно держится на сцене лишь одни г. Княжич, вполне прилично справившийся с партией Каэтана. Остальные в большинстве случаев производили впечатление посредственных драматических актеров на вторые роли. Последнее обстоятельство наводит меня на мысль — не разумнее ли было дирекции употребить труд, затраченный на постановку «Цыганской любви», к разучиванию какой-либо новой оперы. Последняя, не касаясь принципиальной стороны, конечно, сделала бы не худший сбор, но, разумеется, была бы более по средствам нашим исполнителям и прошла бы много интереснее. Если оперетки ставятся сообще для любителей игривых ощущений и общего канкана, то постановкой «Цыганской любви» цель не достигается, ибо гривуазного в ней очень мало и поклонникам опереточного жанра она покажется слишком серьезной и строгой. Не удовлетворит она и оперомана, которому отдельные красивые венгерские мелодии, вкупе с лейтмотивом скрипки и цимбал (у нас попросту заменена роялью), покажутся слишком скудным вознаграждением за бессодержательностью сюжета и общую легковесность музыкального содержания.

В вокальном отношении лучше всех справилась со своей задачей г-жа Окунева, музыкально и выразительно исполнившая партию Зорики. Довольно мила г-жа Ростовская (Иоланта). Г-жу Урбанову (Илона) абсолютно не было слышно в первом акте и лучший ее номер (выходной) пропал бесследно. Коль скоро в труппе имеется г. Комиссаржевский, партию Ионеля не для чего было поручать г. Саянову.

Е.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5389, среда, 30 марта (12 апрѣля) 1911 года

Вода, добытая из артезианского колодца в селе Царицино, по всем своим качествам подходит для водоснабжения города Казани

Анализ воды нового колодца.

Для усиления водоснабжения водопроводное общество вырыло новый колодец в селе Царицине (см. «Давности», выпуск № 429 от 25 марта 1911 года; заметка «Казанское водопроводное общество заложило буровую скважину для артезианского колодца рядом с сельским кладбищем»), вода которого была подвергнута химическому и бактериологическому анализу, давшему весьма благоприятные результаты.

В бактериологическом отношении вода признана удовлетворительной. Жесткость воды лишь 19 немецких градусов. Вода нового колодца не включена еще в водопроводную магистраль.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5390, четвергъ, 31 марта (13 апрѣля) 1911 года

В Москве скончалась известная актриса Московского художественного театра, когда-то служившая учительницей в казанской гимназии

М. Г. Савицкая.

27 марта (9 апреля по новому стилю) в 5 часов 35 минут утра скончалась артистка московского художественного театра М. Г. Савицкая.

Родилась Маргарита Георгиевна в 1869 году, училась в казанской гимназии, окончила ее и осталась там же учительницей. В 1895 году Маргарита Георгиевна поступает в филармонию нп драматическое отделение по классу Вл. Ив. Немировича-Данченко. Характер ее таланта был направлен на созидание крупных трагических образов.

Вот почему, когда молодая артистка, окончив филармонию, поступила в художественный театр, прежде всего она выступила в «Антигоне» Софокла в сильнейшей роли трагического репертуара. После «Антигоны» — царица Ирина в «Царе Феодоре Иоанновиче», Анна в «На дне», Турусина в «На всякого мудреца»... — все это были чудные незабвенные образы, созданные покойной артисткой. Покойная была в художественном театре синонимом всего прекрасного: «Человек не от мира сего».

По случаю похорон М. Г. Савицкой спектакль в художественном театре 29 марта (11 марта по новому стилю) перенесли на четверг, 31 марта. Весь сбор с этого спектакля поступит на устройство благотворительного дела имени скончавшейся артистки.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 71, четвергъ, 31 марта (13 апрѣля) 1911 года

Жительница Казани пожаловалась на грубое и неумелое обслуживание казанского извозчика № 626

Казанские извозчики.

(Письмо в редакцию.)

Позвольте через посредство Вашей уважаемой газеты огласить нижеследующий возмутительный случай, произошедший со мной 27 марта (9 апреля по новому стилю) и стоивший мне чуть не потерей жизни.

Моя профессия — таперство. Возвращаясь домой в 2 часа ночи с 626-ой с биржи на работы вместе с сыном, я наняла извозчика № 626-ой с биржи на Рыбнорядской улице (ныне ул. Пушкина); ехать нужно было на Старо-Горшечную (ныне ул. Щапова). Лишь только лошадь начала подниматься на гору Ст.-Горшечной улицы, как вдруг остановилась и начала упрямиться, — предвидя опасность, я хотела слезть с лошади, но извозчик не принял никаких моих доводов и при неумелом крутом повороте со всего размаха опрокинул пролетку, причем я упала вместе с сыном на мостовую; кое-как поднявшись от сильной боли, я на другом извозчике доехала домой. В настоящее время чувствую себя совершенно разбитой.

Не лишним считаю добавить о случае, происшедшем в декабре минувшего года с этим же извозчиком № 626. Возвращаясь также ночью с работы одна, я наняла этого извозчика и лишь только успела сесть, как извозчик так начал бить свою лошадь, что та обезумевшая мчалась во весь карьер, я, испугавшись, просила его ехать тише, но он не слушал и продолжал еще сильнее стегать несчастное животное; наконец я в надежде, что кто-нибудь услышит, стала кричать, тогда извозчик, обернувшись ко мне, в грубой форме прокричал: «Молчи! Села — так сиди, старуха!» К счастью, недалеко от моей квартиры показались какие-то два человека и извозчик наконец прекратил свою бешеную скачку. Потрясенная таким случаем, я больше уже одна не садилась на этого извозчика, несмотря на неоднократные предложения с его стороны; хотя все-таки происшедшему не придавала особенного значения, за что в настоящее время и поплатилась так жестоко.

Пишу это мое письмо для того, чтобы обратить надлежащее внимание, от кого это зависит, для предупреждения подобных несчастных случаев, могущих произойти с каждым седоком от неумелого халатного обращения извозчиков как с лошадьми, так и с седоками.

Э. Вилямовская.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 71, четвергъ, 31 марта (13 апрѣля) 1911 года

Больше всего водки Казанская губерния пьет в октябре

Казенная продажа вина.

Только что вышел в свет отчет по казенной продаже питей за 1910 год, дающий возможность взглянуть на то, как развивается монопольное дело в Казанской губернии.

Оказывается, за год было выпито 1 264 468 ведер сорокоградусного вина, более против предшествующего года на 88,7 тысяч ведер. Благодаря чему чистая прибыль акцизного ведомства от этой операции возросла в колоссальную цифру 8 224 621 руб. (при расходах в 2, 446 тыс. руб.), т. е. каждое выпитое ведро водки дало при затратах на него 1 руб. 93 коп. чистой прибыли 6 руб. 50 коп. Увеличение продажи питей само ведомство объясняет так: оно «явилось результатом, во-первых, лучшего урожая хлебов при высоких сравнительно ценах на зерновые продукты, а во-вторых, тем, что в течение отчетного года в пределы губернии было передвинуто на постоянное жительство значительное количество войск разного рода оружия».

На вопрос — в какие месяцы больше пьет население Казанской губернии, дает ответ таблица месячного расхода вина, где процентное отношение месячной продажи к общей годовой цифре представляется в следующем виде:

Январь 8,58
Февраль 11,09
Март 4,58
Апрель 7,88
Май 8,03
Июнь 9,28
Июль 7,22
Август 7,09
Сентябрь 8,83
Октябрь 10,39
Ноябрь 8,82
Декабрь 8,21

В Казанской губернии для нужд потребителей водки имеется 22 винокуренных завода, 3 винных казенных склада и 391 винная лавка.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 72, пятница, 1 (14) апрѣля 1911 года

Мало нам в Казанской окружной психиатрической лечебнице трех губерний — подавай четвертую

Призрение душевнобольных

В район (губернии: Казанская , Вятская и Пензенская), обслуживаемый казанской окружной психиатрической лечебницей (ныне Республиканская клиническая психиатрическая больница им. акад. В. М. Бехтерева Министерства здравоохранения Республики Татарстан на ул. Ершова, 49), распоряжением министерства внутренних дел включена и губерния Симбирская — с предоставлением симбирскому губернскому земству 50 кроватей для душевнобольных за плату по 180 рублей в год.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 72, пятница, 1 (14) апрѣля 1911 года

В Казани пойман вор, похищавший со столбов телефонную проволоку

Кража телефонной проволоки.

На окраине Суконной слободы по улице Малое Польце уже давно неизвестными злоумышленниками срезалась телефонная проволока. Был учрежден надзор. Вчера рано утром дежурившим на этом месте городовым был замечен неизвестный субъект, который против дачи Шамовой, закинув железный крюк, привязанный на веревке на проволоку, обрывал ее. Дав время собрать в кучу оборванную проволоку, городовой Шарин задержал вора и отправил в 4 полицейскую часть. Задержанный назвался крестьянином Свияжского уезда Н. И. Шитиным. Проволоки он успел сорвать в четырех пролетах 14 концов.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 72, пятница, 1 (14) апрѣля 1911 года

В Казани разработан проект первой в городе инфекционной больницы

К устройству заразной больницы.

По проекту, разработанному техническим отделом городской управы, здание для городской заразной больницы будет сооружено в один этаж, длиною около 11 сажен; при больничном здании будет выстроено несколько служебных небольших построек, вроде прачечной с дезинфекционной камерой и др.; отдельно от больничного здания должен быть сооружен и дом для квартир медицинскому персоналу, в ведении которого будет находиться больница. Больница эта со всеми служебными при ней постройками займет довольно значительную площадь земли, вследствие чего для нужд ее придется отвести целый квартал в улице Пенза, причем придется купить одно усадебное место в этом квартале, принадлежащее частному лицу. В больнице будет 40 коек. Стоимость сооружения ее обойдется городу не дешевле 87 тыс. руб. Этот проект заразной больницы был рассмотрен городской санитарной комиссией 30-го марта (12 апреля по новому стилю) и одобрен.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 72, пятница, 1 (14) апрѣля 1911 года

Вчера Казанский окружной суд оправдал студента университета, который при восстановлении порядка на ипподроме в дни «Недели авиации в Казани», защищаясь от грубой силы, ударил полицейского хлыстом

Отголоски авиации.

8 сентября 1910 года (21 сентября по новому стилю) в г. Казани, на ипподроме происходил впервые полет авиаторов и около ипподрома собралась громадная толпа. С одним из авиаторов произошла катастрофа, и толпа хлынула к месту падения аэроплана (см. «Давности», выпуск № 392 от 23 сентября 1910 года, очерк «Неделя авиации в Казани. Первый день»).

Восстанавливая порядок, помощник пристава 1-й части г. Казани Молодкин, между прочим, обратился к одному молодому человеку, оказавшемуся студентом I курса естественного факультета Борисом Николаевым Поповым, с просьбой отойти; но Попов вступил с ним в пререкания, и тогда Молодкин толкнул его. Вслед затем студент Попов подошел к Молодкину, желая, по-видимому, узнать его фамилию и нанес Молодкину удар резиновым хлыстом.

Привлеченный к следствию обвиняемый в оскорблении помощника пристава при исполнении последним служебных обязанностей, Попов признал себя в том виновным и в оправдание свое объяснил, что, когда он желал узнать от помощника пристава его фамилию, то последний, назвав себя, вновь сильно толкнул его; и тогда он, Попов, будучи вне себя от раздражения, ударил Молодкина хлыстом, действуя при этом лишь рефлекторно и ничего не соображая.

Кроме того, Попов еще заявил, что он в психическом отношении является человеком крайне неуравновешенным и под влиянием тяжкой наследственности проявляет признаки дегенерации.

Объяснения Попова подтвердились при следствии, но при судебно-медицинском освидетельствовании его казанский окружный суд признал, что, как во время совершения приписываемого Попову преступления, так и в настоящее время студент Попов является психически здоровым.

В виду этого против Попова было возбуждено дело по обвинению в оскорблении действием должностного лица, находившегося при исполнении служебных обязанностей.

Вчера это дело было рассмотрено окружным судом без участия присяжных заседателей. Подсудимый и на судебном следствии признавал факт нанесения удара Молодкину. Некоторые из свидетелей — очевидцев происшествия — удостоверили, что, когда Попов упал после первого толчка, полученного от Молодкина, а затем поднялся и начал отряхивать с себя пыль, из публики стали советовать ему узнать от толкнувшего его полицейского чиновника фамилию для привлечения его к ответственности за беспричинно произведенное над ним насилие. Попов сначала отказывался от этого, говоря: «Как я буду спрашивать его от этом? Он, пожалуй, еще сильнее ударит меня». Но потом он подошел к Молодкину и спросил его фамилию. В ответ на это Молодкин действительно опять ударил Попова, а тот замахнулся хлыстом, как бы защищаясь, и ударил его по руке. Из показаний других свидетелей выяснилось, что Попов был сыном не вполне здоровых в психическом отношении родителей и унаследовал от них болезненную нервозность. Эксперты-психиатры, профессора Даршкевич и Попов, в своем заключении высказались, что Попов совершил инкриминируемый проступок в «преходящем состоянии патологического аффекта».

Окружный суд оправдал Попова.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 73, суббота, 2 (15) апрѣля 1911 года

Из Петербурга, где сейчас решается судьба будущих железнодорожных магистралей, вернулся член казанской городской железнодорожной комиссии

Возвращение И. Н. Аристова.

Член железнодорожной комиссии И. А. Аристов, принимавший участие в комиссии о новых железных дорогах, возвратился из Петербурга в Казань.

Комиссия — по словам г. Аристова — выслушала всех представителей земств и городов, заинтересованных в проектируемых новых линиях, и со вторника, 29 марта (11 апреля по новому стилю), заседания комиссии назначены для переговоров с концессионерами без участия представителей земств и городов. Предсказать то или иное решение вопроса он затрудняется, но все же верит в благоприятное для казанцев разрешение вопроса, в особенности относительно подхода линии к городу и устройства в городе станции согласно желаниям города.

«Казанцы, — говорит, между прочим, г. Аристов, — были в единственном числе без поддержки».

Все остальные были противниками казанцев, явились в комиссии «вооруженными во всех отношениях и даже привезли из своих мест корреспондентов».

«Казанскiй Телеграфъ», № 5392, суббота, 2 (15) апрѣля 1911 года

Покойный городской голова Свияжска завещал на благотворительные цели свой наличный капитал, а теперь его сын утверждает, что у отца наличности не было

Иск благотворительного общества.

По духовному завещанию покойного свияжского городского головы В. Каменева было отказано городу Свияжску 20 000 рублей и Ольгинскому приюту 10 000 рублей. Душеприказчиком был назначен его сын.

Так как ни город, ни приют не получали завещанных денег, то приют предъявил к Каменеву-сыну иск, который на днях рассматривался в окружном суде.

Ответчик указал, что приюту были завещаны денежные капиталы и потому он не обязан удовлетворять истцов из оставшегося недвижимого имущества.

А так как у покойного Каменева было много должников, обязательства которых еще не ликвидированы, ответчик просил суд приложить к делу все дела, касающиеся ликвидации обязательств для определения суммы денежного капитала.

Суд удовлетворил его ходатайство и рассмотрение дела по существу отложил.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5392, суббота, 2 (15) апрѣля 1911 года

В казанской церкви Кирилла и Мефодия разбился насмерть рабочий, мывший в алтаре окна

Разбившийся в алтаре.

Вчера около 8 часов утра в церкви Кирилла и Мефодия произошел ужасный случай. Старичок И. И. Бармин, намереваясь промыть в алтаре окна, подставил лестницу и стал подниматься к самому верхнему окну. На 4-саженной высоте несчастный оступился и, упав на каменный пол, буквально разбил себе всю голову. Пострадавший в бессознательном состоянии тотчас же был отправлен в Шамовскую больницу, но медицинская помощь была уже бесполезна — через несколько минут он скончался.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5392, суббота, 2 (15) апрѣля 1911 года

В Казани раскрыта шайка железнодорожных воров

Железнодорожные хищники.

Чинам местного сыскного отделения удалось раскрыть целую шайку железнодорожных хищников, безнаказанно оперировавших на Московско-Казанской железной дороге.

Все члены шайки — бывшие железнодорожные служащие, а один из них, Н. Тарасов, и в настоящее время служит весовщиком на Московско-Казанской железной дороге. Расселившись по окраинам города, они похитили целую партию мануфактурного товара и попрятали куски материи по своим квартирам. Кроме Тарасова, сыскным отделением задержаны бывшие железнодорожные служащие Д. Филиппов, И. Данилов и К. Чирков.

У Данилова на Мокрой улице (ныне ул. Саид-Галеева) в доме Человеколюбивого общества много отобрано ситца, бархата, разных отрезов материй и несколько кусков другого мануфактурного товара; у Филиппова в д. Бирюлева — несколько отрезов и кусков материи; у Чиркова в Ягодной слободе — 9 кусков мануфактурного товара и новая обувь и, наконец, у Тарасова по засыпкиной улице в доме Вараксина — 10 кусков мануфактуры и много разных отрезов ситцу.

Есть предположение, что весь этот мануфактурный товар был похищен во время бывшего на Московско-Казанской железной дороге крушения.

В настоящее время сыскным отделением и железнодорожной администрацией по этому делу производится тщательное исследование.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5392, суббота, 2 (15) апрѣля 1911 года

Концерт на сцене Казанского городского театра, посвященный окончанию великопостного оперного сезона и проведенный сразу после оперы «Лакме», был не менее интересен, чем сам спектакль

Театр и музыка. Опера.

«Лакме» дали с г-жой Гепнер в заглавной партии. Хотя у артистки голос уже утратил первоначальную свежесть и тембристость, слушать ее очень интересно, ибо наличность школы не оставляет сомнений. Вот у кого следует поучиться нашим молодым певицам! В легенде о дочери Парии (второй акт) артистка блеснула гибкостью голоса, четкостью всевозможных пассажей, notes piquees трелей с заключительным верхним «mi» и вызвала гром аплодисментов. Об игре и говорить нечего — это опытная артистка хороших традиций доброго старого времени.

Мало удовольствия доставило выступление г. Комиссаржевского (Геральд). То, что я объяснил себе при его первом выходе («Князь Игорь») дебютным волнением, по-видимому, является его обычными дефектами. К тому же, по-видимому, артист не тверд в знании партии. Во всяком случае любопытно будет послушать его в других операх. Очень слабый Нилаканта г. Гиляров. В сущности красиво и выразительно спел он лишь второй куплет «стансов».

В выгодную сторону выделялись исполнители второстепенных партий г.г. Княжич (Фредерик), Ильющенко (Хаба), г-жи Урбанова (Елена), Добржанская (Маллика) и Фербенирри (Роза).

Г-жа Платонова хорошо пела, но в сценическом отношении не воздержалась от утрировки, совершенно упустив из вида, что изображает не наших за границей из Лейкинского романа.

После оперы состоялось довольно интересное концертное отделение. Очень красиво и эффектно спела г-жа Асланова арию из «Чародейки» («Где же ты, мой желанный»), выразительно и музыкально интерпретировала вальс Мюзетты из «Богемы» Пуччини и «Слезы» из «Вертера» г-жа Окунева и подкупала свежестью и нежностью голоса г-жа Миловидова, исполнявшая «Птичку» Гречанинова и «Звонче жаворонка в небе» Римского-Корсакого. Превосходно исполнил г. Борисенко три песни каторжан (из записанных Гертевельдом: «Похороны», «Зачем я мальчик уродился» и «Плясовая») — тонко и с большим вкусом. Оригинально и интересно спел три вещицы Шаляпинского репертуара г. Гиляров («Песнь о блохе» Мусоргского, «Ай-ду-ду» Гречанинова и «Титулярный советник» Даргомыжского). Отмечу отсутствие подражания в трактовании. Г. Княгинин блистал звучностью своего богатого голоса и пленял не слишком взыскательную публику fermata’ми «на продолжительность». Две вещицы (Вильгельми и Нашэ) с присущим артисту темпераментом и музыкальностью исполнил на скрипке г. Амиго. Отмечу хороший аккомпанемент г. Когана.

Е.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5393, воскресенье, 3 (16) апрѣля 1911 года

Казанский окружной суд вступился за женскую честь

Оскорбление женской чести.

В окружном суде вчера на скамье подсудимых фигурировал помощник пристава 6-й полицейской части П. И. Данилов. Он обвинялся в оскорблении женской чести при исполнении своих служебных обязанностей. Потерпевшими по этому делу являлись одна служащая в водопроводном обществе и две ее малолетние дочери. Разбиралось дело при закрытых дверях.

Окружный суд признал Данилова виновным и приговорил к штрафу в размере 25 рублей с заменой арестом при полиции в случае неуплаты на 5 дней.

«Камско-Волжская Рҍчь», № 74, воскресенье, 3 (16) апрѣля 1911 года

Скоро в Казани откроется передвижная выставка-панорама, посвященная победе русских войск в войнах 1612 и 1812 годов

Патриотическое предприятие.

В. И. Бреев, устраивающий в Казани, в цирке братьев Никитиных, с 10 апреля (23 апреля по новому стилю) «передвижную Мининскую выставку-панораму», поднес мне изданный им художественный альбом картин с пояснительным текстом под названием «В память трехсотлетия нижегородского ополчения 1611 — 1612 г.».

В альбом этот вошли репродукции со следующих картин, специально заказанных г. Бреевым и выполненных в Императорской академии художеств:

  1. Мордовское «Абрамово» городище на Дятловых горах, где теперь стоит Нижний Новгород (конец XII века).

  2. Великий Князь Владимирский Георгий Всеволодович встречает брата своего Святослава, завоевавшего устье Оки в 1220 году.

  3. Великий Князь Владимирский Георгий Всеволодович объезжает на ладьях вновь завоеванные земли у устья Оки.

  4. Въезд в Нижний Новгород основателя Великого Княжества Нижегородского В(еликого). К(нязя). Константина Васильевича.

  5. и

  6. Св. Сергий Радонежский увещевает Великого Князя Нижегородского Бориса Константиновича, вопреки прав старшинства овладевшего нижегородским престолом, добровольно уступить Нижний брату своему.

  7. Падение Великого Княжества Нижегородского (1392 г.).

  8. Встреча нижегородцами Царя Ивана Грозного после покорения Казани в 1552 году.

  9. Чтение грамоты Троицкой Лавры в Нижнем Новгороде в 1611 году.

  10. Выход Нижегородского ополчения на защиту Москвы из Нижегородского кремля.

Уже из этого краткого перечня картин читатель усмотрит, какую именно цель преследовал устроитель выставки, заказывая картины академии художеств. Цель В. И. Бреева — воскресить в образах нашу седую старину, популяризовать ее, так сказать, среди широких народных масс и «большой публики» путем устройства передвижной выставки, приноровив эту последнюю к близящимся юбилеям достопамятных 1613 года (избрание на царство Михаила Феодоровича Романова) и 1812 года (Отечественная война). Цель, как видите, весьма почтенная, заслуживающая сочувствия всякого, кто любит Родину с ее прошлым, настоящим, будущим...

Русский читатель проникнется, однако, еще большим уважением и сочувствием к устроителю выставки, если узнает, что В. И. Бреев по происхождению простой крестьянин, нижегородец, начавший свою скромную деятельность с торговли народными книгами, листками,картинками, и что этот простой крестьянин понес по истине гигантский труд для того, чтобы отыскать и собрать коллекцию картин, которые им теперь демонстрируются на передвижной выставке.

Достаточно сказать, что за картинами, воскрешающими отдельные этюды Отечественной войны, В. И. Брееву пришлось совершить большое заграничное турне, посетить лучших антиквариев Парижа, Вены Берлина, Лейпцига, Мюнхена и Дрездена. Зато труды народника-коллекционера не пропали даром: среди тщательно подобранных им картин попадаются и «уники», представляющие огромную ценность, доселе неизвестные даже московскому музею 1812 года. Эти почтенные труды отмечены уже столичною печатью («Правит. Вестн.», «Русский Инвалид» и др.) и, упоминая о них, я, конечно, не «рекламирую» В. И. Бреева.

Выставка, открывающаяся в Казани 10-го апреля, по сообщениям нижегородских газет, будет заключать в себе:

  1. Панораму, изображающую выход нижегородского ополчения на защиту Москвы в 1612 году.

  2. Панораму «Пожар Москвы» в 1812 году.

  3. История Нижнего Новгорода в картинах, исполненных по заказу В. И. Бреева пансионерами Императорской академии зудожств (содержание их приведено мною выше).

  4. Прошлое и настоящее Поволжья.

  5. События смутного периода на Руси.

  6. «Старую Москву» 1714 и 1814 годов.

  7. Историю России и, в частности, историю Отечественной войны.

  8. «Романовскую залу».

  9. Залу Императоров Александра I и Наполеона I.

На выставке будут организованы популярные чтения и объяснения демонстрируемых картин, и она обойдет сперва крупнейшие города Поволжья, губернские города внутренней России, а к 1912 г. прибудет в Москву.

Чтобы исчерпать все имеющиеся у меня под руками сведения об этой интересной выставке, я должен еще упомянуть, со слов В. И. Бреева, о том, что часть сбора с выставки ее устроителем предназначена на памятник об Отечественной войне, сооружаемый особым комитетом.

От души приветствую патриотическое предприятие г. Бреева и полагаю, что к этому приветствию присоединятся многие из жителей гор. Казани...

Г. Капецкий

«Казанскiй Телеграфъ», № 5389, среда, 30 марта (12 апрѣля) 1911 года