К убийству Поповых

Чины полиции и сыскного отделения, как мы слышали, напали на верные следы убийц Поповых.

Приняты самые энергичные меры к задержанию преступников.

Нашему сотруднику удалось побывать и в анатомическом театре. Полутемная комната. Направо от входа в черном железном гробу лежит труп убитого.

Лицо, грудь и руки залиты кровью. На верхней части головы заметны несколько с запекшеюся кровью глубоких ран; на шее 5-6 раз обернутая длинная окровавленная веревка. И в гробу всюду кровь, кровь...

Налево же от входа в комнату в железном гробу с зияющей раной на правой щеке, весь залитый кровью, с распущенными волосами лежит другой труп и также обернута веревка и на голове несколько глубоких ран.

Вид убитых производит самое тяжелое впечатление. А в середине этих двух гробов на скамейке лежит труп застрелившегося третьего дня городового Еракова.

«Камско-Волжская Речь», № 472-й, воскресенье, 23 мая 1910 года.

К убийству на Поповой горе

В воскресенье в анатомическом театре в присутствии судебных властей состоялось вскрытие трупа убитого Попова.

Вчера в военной церкви было отпевание. Церковь была переполнена знакомыми и родственниками покойного. На гроб Попова возложено несколько венков. Погребение состоялось на военном кладбище.

Вчера же было вскрытие трупа г-жи Поповой. Отпевание должно состояться сегодня.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Солдатские сапоги

21 мая (по новому стилю — 3 июня) в лагерях в помещении военного собрания, под председательством генерал-майора Колпычева, при участии батальонных командиров и заведующих хозяйством и при участии двух представителей от ремесленной управы сапожных мастеров Ф. С. Бердникова и старшины цеха Д. А. Егорова, состоялось совещание для определения качества сапог, поставленных заводом Алафузовых для войск. Выяснялось, что 90 процентов алафузовских сапог, через 3 месяца оказались изношенными, большей частью оказались изношенными подметки и стоптанность. По обсуждению комиссией этого вопроса признано лучшая изготовка сапог ручным способом мастерами кустарями.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

За шинкарство

Мировым судьей 2-го участка были приговорены супруги Ядрановы за тайную продажу водки и пива на 8 месяцев тюрьмы. Присужденные обжаловали приговор в съезде. Съезд уменьшил наказание до 4-х месяцев.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

За кражу дров

За кражу дорв с плотов Губинова, стоящих на Казанке, мировой судья 5-го участка присговорил крестьянина Лескова к 3 месяцам тюрьмы.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Последний полет знаменитого «авиатора»

Последний полет знаменитого «авиатора» закончился юмористически. Долетев до угла Собачьего переулка, авиатор благополучно сел на крыше дома.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Пожар

На понедельник в час ночи на Вознесенской улийце в трехэтажном громадном доме дворянки Александры Феод. Николаи произошел пожар. Пожар начался во втором этаже и отсюда пламя почти моментально охватило все громадное здание.

Населен дом был преимущественно рабочим людом. Имущество у всех квартирантов сгорело. Прибежавшая на пожар публика, не говоря уже об имуществе, кое-как успела спасти только детей.

Убытки — громадны. Причина — неосторожное обращение с огнем.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Самоубийство

В Адмиралтейской слободе по Большой улице в доме Князева повесился крестьянин Степанов, 30 лет. Причина — разочарование в жизни.


В Ягодной слободе по улице Б. Кокуйской в доме Габбядова повесился в своей квартире крестьянин села Ромодан Олефин, 28 лет. Причина — страдания от неизлечимой болезни.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Жертва неосторожности

На Б. Мещанской улице на шерстобойном заводе Зябирова рабочий Загидулла Исмадулин, 20 лет, по неостожности правой ногой задел за ремень колеса, которое моментально сжало ему ногу и оторвало повыше колена. Пострадавший тотчас же был отправлен в больницу, где через несколько минут он и умер.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Искусанный собакой

На 2 горе собака, принадлежащая домовладельцу Порфиеновичу, набросилась и искусала восьмилетнего мальчика Вячеслава Обухова. Пострадавшему оказана медицинская помощь, а собаковладелец привлечен к ответственности.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Подкидыши

За сутки по городу чинами полиции зарегистрировано 4 подкидыша, из которых 3 женского пола, а 1 мужского.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Кража

На Д. Архангельском улице с дачи г-жи Форман днем с туалетного стола украли золотую цепь с жетоном, стоющую 250 рублей.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.

Пожар с человеческими жертвами

Не успели казнцы прийти в себя после ужасной драмы, разыгравшейся на Поповой горе, как над ними разразилась новая катастрофа — пожар в Суконной слободе в доме Варфоломеева, где жертвой огня сделались три человека.

Глухая ночь... Вся Суконная слобода, населенная рабочим людом, объята мирным сном; на улицах, кроме ночных караульщиков ни души... Около 2 часов утра на Узенькой улице над трехэтажных зданием во дворе дома Варфоломеева внезапно появились огненные языки. Послышался треск горевших двух деревянных крылец, расположенных по обеим сторонам дома, населенного рабочей беднотой. Из всех квартир послышался отчаянный крик. Проснувшиеся и обезумевшие от ужаса жильцы стали выбрасываться из окон и дверей.

Первой на место пожара прибыла добровольная местная пожарная дружина, а немного позже и городская пожаная команда.

Началась борьба с огненной стихией. Все усилия пожарных команд были направлены к тому, чтобы отстоять в третьем этаже ту квартиру, где находились жильцы. После того, как явилась первая возможность, несколько пожарных и помощник пристава г. Шестаков бросились в окна роковой квартиры. Здесь их взору представилась ужасная картина: в небольшой комнатке с одним окном во дворе лежали три человеческих трупа...

На постели с девочкой лежала вниз лицом женщина.

Труп оказался почти невридим, только сгорело платье, а на ногах чулки и на голове волосы были целы. В ногах лежал труп мужчины.

Пострадавшие супруги Коневы-Нарышкины — Андреян, 65 лет, Ольга, 53 лет и их воспитанница Ольга (по матери Романова), 3 лет.

Нарышкин по профессии — портной.

Из окружающей обстановки видно, что сам Нарышкин спал на полу около окна, а его жена с воспитанницей поодаль.

Проснувшись они, по-видимому, вместо того, чтобы броситься в окно, сначала бросились в прилегавшую к их спальне темную комнату, из которой вел небольшой выход к крыльцу, но так как последнее уже было объято пламенем, то они бросились обратно и задохнулись в дыму.

Пожар окончательно был прекращен около 5 часов утра. Вскоре на место происшествия прибыли и судебные власти.

Трупы жертв пожара были сняты с третьего этажа на веревках через окно (крыльца сгорели).

По случаю праздничного дня народу собралось на пожарище тысячи, волны любопытных, сменяя одна другую заполняли Узенькую улицу и прилегавшие к ней в течение почти целых суток.

В толпе только и слышались разговоры о мельчайших подробностях пожара.

В толпе слышались: ропот, брань и угрозы по адресу домовладельца Варфоломеева. Злой ли рок тяготеет над домом Варфоломеева или просто только случайность, но только факт, что здесь не первый пожар уже с человеческими жертвами. Ровно 4 года тому назад вверху этого же здания жертвой пожара сделался сын квартирантки, семилетний мальчик. Говорят, что еще ранее у этого же Варфоломеева в доме сгорела старушка и девочкаю

Очевидно, припоминая все это, в толпе закричали: «в огонь Варфоломеева, в огонь». И несколько освирипевших ремесленников, схватив Варфоломеева и, нанося ему побои, намеревались уже было его бросить в горящее здание, но вовремя подоспела полиция, которой кое-как и удалось вырвать домовладельца из рук ревевшей толпы.

Поздно вечером, опасаясь народной расправы, Варфоломеев в сопровождении двух городовых дошел до вагона и на время уехал из города.

Версий о причине пожара много, нужно надеяться, что следствие разберется в этом темном деле.

Пожар начался в том крыльце, где погибли Нарышкины.

Убытку пожаром причинено около 8000 рублей. Ни у кого из квартирантов, кроме Варфоломеева и Александрова, имущество застраховано не было.

«Камско-Волжская Речь», № 473-й, вторник, 25 мая 1910 года.