Образец стихотворного творчества одного казанского «поэта»

Признаки казанской весны.

Зеленеет уже травка,
Взбухли почки на березе,
В «Садоводстве Квасникова»
Распустились уже розы.
Дамы сняли уже шапки
И ротонды меховые,
Понадели с газом шляпки,
«Шантеклеры» и иные.
И усиленно стремяся
К увеличенью дохода,
Объявил трамвай бельгийский
«Наступленье ледохода».
С наступлением заката
Вонь по городу несется —
«Санитарных», значит, бочек
Караван тогда плетется, —
То казанские граждане
Очищаются надолго,
Отправляя нечистоты
Вниз по матушке по Волге.
В Шематонном клубе споры
И всеобщее волненье —
Все усиленно толкуют
Лишь «о летнем помещенье».
Позабыты вовсе карты
И «об водке ни полслова»!!
Председатель ходит мрачный
И на всех глядит сурово.
И Панаев наш не дремлет:
На воротах шест поставил
И облупленные стены
У домов своих поправил.
Кто повиснет на шесте том,
Нам покуда неизвестно —
Флаг, фонарь иль арендатор,
 узнать бы интересно.
Словом, признаков весенних
Уж довольно объявилось.
Вот одно только опасно,
Чтоб зима не воротилась.

Поэт из Собачьего Переулка.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5430, воскресенье, 22 мая (4 июня) 1911 года

В Москве Казанский вокзал будет построен по образцу берлинского

Казанский вокзал в Москве.

В нынешнем году начнется постройка Казанского вокзала, железной дороги, по типу берлинского.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5431, вторникъ, 24 мая (6 июня) 1911 года

В Петербурге состоялись похороны известного русского поэта К.М. Фофанова

Похороны К.М. Фофанова.

20 мая (2 июня по новому стилю) состоялись похороны поэта К.М. Фофанова. После панихиды в помещении фельдшерской школы, где умер поэт, траурная процессия двинулась с Васильевского острова к Новодевичьему монастырю. В соборе монастыря была отслужена заупокойная литургия. После отпевания друзья покойного внесли на руках гроб на кладбище, где рядом с могилой художника Врубеля была приготовлена могила для поэта Фофанова. Гроб опустили в могилу, и поэт Коринфский и другие прочитали стихотворения, посвященные памяти покойного. На могилу К.М. Фофанова возложены были венки. На одном из них, «от старого друга», выделялась надпись, заимствованная из стихотворения самого покойного: «Мои надгробные цветы должны быть розовой окраски, не все я высказал мечты, не все поведал миру сказки». Могилу засыпали, поставили белый крест с надписью: «Поэт К.М. Фофанов. Скончался 17-го мая 1911 года».

«Казанскiй Телеграфъ», № 5431, вторникъ, 24 мая (6 июня) 1911 года

В центре Казани группа мужчин изнасиловала уличную проститутку — жертва сошла с ума

Зверье.

(С натуры.)

Майский вечер. Дело происходит на одной из центральных улиц. Во двор дома Терешина вошел «франтоватый парень». На нем фуражка с бархатным околышем, пиджак, или тужурка, брюки на выпуск, на ногах белые штиблеты. Лицо интеллигентное, слегка, чуть-чуть поведенное лаком городской «культуры»...

Он не один. За ним идет вслед «женщина». Бедно одета, — одна из тех несчастных созданий, что выходят на улицу в сумерки «за покупателем».

Как было дело дальше, пока не выяснено. Факт лишь тот, что «парочка» сначала зашла в сарай какой-то, а потом перейдя двор, забралась на сеновал, где, вероятно, был уже народ. На сеновале произошло то, чем уголовная хроника полна и чему на обыденном языке точного имени нет.

Совершилось зверство.

За этой парой набралось со двора множество и безусых и с бородами по пояс. Надо заметить, на этом дворе много рабочих живет.

Что там происходило? — Массовое насилие. Насиловали, думается, все, кому не лень было. Довели несчастную до такого состояния, что та, изнеможенная, истерзанная, без малейшего подобия на образ человеческий, кричала, хрипела, задыхалась...

На крики явились караульщики. Их двое, но на сеновал они боятся идти. Сеновал же прикрыт дверью, к которой ведет лестница сажени в полторы. По этой лестнице многие успели уже слезть, но там, на месте преступления, было еще много народа...

Караульщики постояли, послушали крики, потолковали меж собою и ушли. Тем временем на сеновал дали весть об их приходе и уходе. Несколько человек сошли оттуда. Крики же продолжались. Наконец, появилась фигура «инициатора». Он хотел столкнуть оттуда кричавшую. Она яростно сопротивлялась, вся дрожа и надрываясь от крика. Инициатор, бросив ее, слез вниз и стал поджидать, когда столкнет ее кто-то другой. Мужчина здоровый был наверху. Он сразу, одним натиском, швырнул ее вниз, но она инстинктивно удержалась за ступеньки и цепко держалась руками за лестницу. Несколько сильных пинков, и она наклонилась, но до падения было далеко. Тогда стоящий внизу схватил ее за платье, и женщина, оголенная, растерзанная, жалкая, упала на мощеный двор...

Это — все с натуры. В центре города, который претендует на название «культурного центра Поволжья»...

По полученным из полиции сведениям, несчастная жертва этого гнусного насилия по доставлении в земскую больницу стала обнаруживать признаки умопомешательства. Она отправлена в окружную (психиатрическую) лечебницу.

Из насильников, участвовавших в этом подлом деле, полиции удалось установить личности только пятерых.

Печатаем имена этих зверей полностью: В.Г. Обручников, 23 лет, Х.Г. Трофимов, 39 лет, С.А. Калабанов, 21 года, А.А. Абрамов, 38 лет, Д.И. Мокеев, 29 лет и И.А. Соклеев.

Все они за исключением Соклеева, успевшего скрыться, задержаны.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5432, среда, 25 мая (7 июня) 1911 года

В Казани на Засыпкиной улице произошел большой пожар

Большой пожар.

23 мая (5 июня по новому стилю), около 12 часов ночи обитатели Засыпкиной и прилегавших улиц были встревожены раздавшимся набатом с колокольни Пятницкой церкви и трещотками ночных караульщиков. Полусонным обитателям, выскочившим на улицу, представилась следующая картина: над домом жены врача М.А. Лоскутовой показался небольшой дымок, который с каждым мгновением разрастался все более и более, и, наконец, взвились огненные языки.

Через несколько минут весь дом объят был морем огня, который первоначально распространился на соседний дом и флигель З.Я. Филипповой, а затем был отброшен на Нагорную улицу на дом кол. сов. В.И. Знаменского. С последнего пламя огня быстро перебралось на соседние постройки вдовы учителя Е.П. Соколовской и на флигель жены чиновника Р.И. Сахно.

Всюду и везде было море огня. На улицах была невообразимая суматоха. Отовсюду слышались умоляющие голоса о помощи. Женщины падали в обморок... Здесь и там слышались истерические вопли.

Особенно потрясающую картину представлял дом Лоскутовой. Весь этот дом переполнен беднотой, которая, не заботясь уже о спасении имущества, еле успевала выбрасываться в окна. Многие бедняки потом бросались в пламя, желая отстоять свой жалкий скарб, и их с трудом удерживала многотысячная толпа публики. Около 6 семейств буквально лишились всего имущества, во всем в настоящее время чувствуют острую нужду.

Пожар был прекращен около 6 часов утра. Пожарная команда 1 части приехала к месту с опозданием.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5432, среда, 25 мая (7 июня) 1911 года

Село Ключищи под Казанью подверглось жестокому удару урагана

Ураган с градом.

(Свияжский уезд.)

Вечером, 19 мая (1 июня по новому стилю) над с. Ключищами пронесся страшной силы ураган, сопровождавшийся градом, величиной с грецкий орех. Ураганом в значительной степени попорчены фруктовые сады, особенно яблони; повалено и переломано масса деревьев.

Кроме того, градом выбиты окна в домах. От града сильно пострадали озимые и яровые всходы ключищинского с. об. и соседних с ним деревень. Местами град лежал до утра следующего дня.

Убытки от градобития очень значительны.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5433, четвергъ, 26 мая (8 июня) 1911 года

Профессор Будде ушел с должности директора Казанских высших женских курсов

Уход на покой профессора Будде.

На Казанских высших женских курсах произошло крупное событие: директор курсов небезызвестный проф. Е.Ф. Будде подал заявление об отказе от должности директора, мотивировав отказ утомлением и сложностью занятий по университету. Этот отказ попечительным советом курсов принят, и временно вступил в должность директора курсов помощник директора, лектор русской истории И.А. Стратонов; избрание же директора отложено до осени.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5434, пятница, 27 мая (9 июня) 1911 года

В Казани состоялся концерт известной петербургской певицы Анастасии Дмитриевны Вяльцевой

Концерт г-жи Вяльцевой.

(Дворянское собрание.)

Приезд г-жи Вяльцевой неизменно превращает зал дворянского собрания в теплицу. — На концерте, 25-го мая (7 июня по новому стилю), вследствие большого количества слушателей атмосфера была такова, что не только петь, но и дышать было трудно.

Первым выступил г. Тромчевский, спевший вместо объявленной арии из «Бенвенуто Челлини» Диаца — пролог из «Паяцев». Голос певца не первой свежести, но он владеет им весьма умело и отлично фразирует. Последнее особенно сказалось в «Mattinet’e» Леонковалло и в известном романсе Тости «Ninon». К сожалению, французский выговор певца, однако, нельзя назвать безукоризненным («Si jetais roi» Баха).

Второй спутник «несравненный» г. Максанин. Его тенор по природным качествам своим ничтожен: и тембр жидкий, и силы мало. Однако музыкальность, вкус и прекрасная школа делают честь его примерному трудолюбию. Работа налицо: выработанность дыхания, прекрасное mezza-voce, изящность интерпретации — все это плоды работы, работы серьезной и толковой. Исполнил артист романсы: Речкунова («Не говорите мне, он умер»), Амани («О Боже, как хорош»), каватину Князя из «Русалки» и два дуэта с г. Громчевским («Горные вершины» Рубинштейна и «Крики чайки» Гродзкого).

У г-жи Вяльцевой голос не изменился: все такой же чистый, свежий и ласкающий. С манерой ее пения, с ее жанром можно, конечно, не соглашаться, но таланта ее нельзя отрицать.

Теперь, когда подражательниц Вяльцевой развелось видимо-невидимо и многие имитаторши достигли большого мастерства, нам кажется несколько странным тот головокружительный успех, которым пользовалась и продолжает пользоваться артистка, но не надо забывать, что Вяльцева сама создала свой жанр, никому не подражая, тогда как все ее конкурентки лишь рабски ее копируют.

Пела г-жа Вяльцева по обыкновению очень много, причем прежний репертуар по справедливости пользуется у публики большим успехом нежели последние ее романсы. В числе бисов были, конечно, «Тройка», «Уголок», «Мой хороший», «Вечерочек чуть-чуть дышит», «Весна идет» и т. д. Аккомпанировал с обычным мастерством г. Таскин, автор популярных романсов «Колокола» и «Мне не забыть».

Е.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5434, пятница, 27 мая (9 июня) 1911 года

В Казани мясоторговцы пожаловались губернатору на регулярное воровство мяса на городской скотобойне

Жалоба мясоторговцев г. губернатору.

Мясоторговцы в гор. Казани, в числе 10 человек, подали г. начальнику губернии коллективное прошение, в котором ходатайствуют об ограждении их от беспорядков, которые с давнего времени господствуют на городской скотобойне.

Мясоторговцы, между прочим, говорят, что почти с основания городской скотобойни там происходит ежедневное систематическое хищение мясного товара, совершаемое низшими служащими скотобойни — бойцами и дворниками, которые крадут мясо и сало не фунтами, а иной раз целыми пудами, продавая краденое по дешевой цене окрестным жителям; в особенности эти кражи сделались частыми в последнее время. При этом мясоторговцы указывают на факты, когда воров уличали и они сознавались в кражах.

Однажды, когда дворник скотобойни Новиков был уличен в краже 35 фунтов сала и 27 фунтов мяса, то ветеринарный врач г. Колосов благодушно сказал Новикову: «Сколько раз я вам, дуракам, говорил, чтобы вы прекратили воровство! Вот теперь попался и отделывайся, как знаешь».

Просители указывают еще, что в настоящее время цены на мясо стоят очень высокие, а, благодаря хищениям ежедневно на 9-10, а может быть и более рублей, мясо в цене может еще повыситься.

В заключение мясоторговцы просят г. начальника губернии о распоряжении водворить должный порядок на городской скотобойне, как учреждении общественном, предназначенном служить интересам как жителей Казани, так и скотопромышленников, так как администрацией скотобойни никаких мер к прекращению хищений не принимается.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5435, суббота, 28 мая (10 июня) 1911 года

Стихи казанского поэта Е. Геркена на смерть К.М. Фофанова

Памяти К.М. Фофанова.

(1862 — 1911)

Он пел про звезды,
Он пел про море,
Певец влюбленный, певец луны,
И песне птицы свирелью вторя,
Искал он ласки и ждал весны.

Но было небо,
Как осень серо,
Не пробил счастья желанный час.
— Потухло солнце, померкла вера,
И светоч жизни в очах погас.

Судьба жестоко
Одни страданья
Вплела в лавровый его венец...
К чему укоры? К чему рыданья?
— Разбита лира, умолк певец...

Евгений Геркен.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5436, воскресенье, 29 мая (11 июня) 1911 года

В Казани местный губернатор посетил татарский праздник Сабантуй

Посещение г. начальником губернии мусульманского праздника.

В пятницу, 27-го мая (9 июня по новому стилю), в последний день мусульманского праздника «Сабантуй», г. начальник губернии, действительный статский советник М.В. Стрижевский, посетил в сопровождении исполняющего обязанности городского головы К.А. Осипова, правителя своей канцелярии Н.М. Данилова, председателя городской училищной комиссии Н.Ф. Грауэрта и исполняющего обязанности полицеймейстера г. Мансуровского народные празднества, устраиваемые мусульманским населением гор. Казани, по многолетней традиции, на оз. Кабане, в саду бывш. «Аркадия».

Прибыл г. начальник губернии на автомобиле в 4 с половиной часа дня и был радушно встречен всеми собравшимися на празднество мусульманами. Его превосходительство смотрел на борьбу — «французскую» и «татарскую», на пешеходные состязания мальчуганов-татар, на скачки и пр. и остался очень доволен как всеми этими развлечениями, так и порядком, строго соблюдаемым татарским населением.

После этого г. начальнику губернии от имени всего татарского населения гласным городской думы и редактором «Баянул-Хак» М.А. Сайдашевым была выражена сердечная признательность за оказанное его превосходительством внимание татарскому народному празднику. В свою очередь, г. начальник губернии благодарил представителей мусульманского населения за радушную встречу и провозгласил тост за всех мусульман гор. Казани.

В 8-м часу вечера г. начальник губернии отбыл с «Сабантуя» на пароходе, провожаемый ликующими криками огромной толпы народа.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5436, воскресенье, 29 мая (11 июня) 1911 года

В самом красивом парке Казани вырубили вековые деревья, чтобы установить на их месте площадку для танцев

Порубка вековых деревьев.

Живущий на даче в Русской Швейцарии оптик Гербер нанес городу невознаградимый ущерб. Он срубил там 4 вековых парковых дерева (3 сосны и 1 березу) толщиной в груди 8 и 10 вершков. Деревья эти помешали ему выстроить площадку для танцев, именно на этом месте, хотя рядом есть место, совершенно свободное от деревьев. По поводу порубки городским лесничим составлен протокол, по которому стоимость срубленных деревьев определена в 500 рублей.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5436, воскресенье, 29 мая (11 июня) 1911 года

В Казанском военном госпитале супруга умершего от рака старшего военного врача покончила с собой, выстрелив себе в рот из пистолета

Тяжелая драма.

30 мая (12 июня по новому стилю) в Казанском военном госпитале разыгралась тяжелая семейная драма.

В 12 с половиной часов дня, при военном госпитале, в своей квартире скончался, после продолжительной болезни, от рака желудка, старший военный врач госпиталя Монвиж-Монтвид, 50 лет. В тот момент, когда больной испустил последнее дыхание, его жена Софья Артемьевна, 45 лет, дни и ночи дежурившая у кровати больного супруга, схватила лежавший на столе револьвер системы «Наган» и выстрелом в рот покончила с собою. Несчастная женщина упала к ногам покойного. Пуля прошла навылет.

По свидетельству всех знакомых покойных, супруги Монвиж-Монтвид были одиноки и жили, что называется, душу в душу...

«Казанскiй Телеграфъ», № 5437, среда, 1 (14) iюня 1911 года

Казанские домовладельцы должны будут за два года выстроить в городе новые тротуары

Проект об устройстве тротуаров.

Техническая комиссия одобрила проект обязательных постановлений об устройстве и содержании тротуаров.

Проект включает в себе 15 параграфов. По проекту все домовладельцы города обязаны устроить у своих домов тротуары, а владельцы угловых домов еще переходы через улицы. Ширина тротуаров не менее 1/10 части ширины улицы. Устраиваются тротуары в техническом отношении по указанию технического отдела управы.

На улицах: Воскресенской, Покровской, Грузинской, Проломной, Вознесенской, Большой и Малой Лядской, Пушкинской, Рыбнорядской, Черноозерских, Поперечно-Воскресенской и Поперечно-Вознесенской, Петропавловской, Гостинодворской, Университетской, Николаевской площади, Театральной, Почтамской, Мало-Проломной и Большой Казанской тротуары во всю их ширину должны быть асфальтовыми, из тесаного плитняка твердых пород или искусственных плиток. Смешение не допускается.

На остальных улицах дозволяется делать из кирпича, железняка, а по 6-й части разрешается устраивать тротуары из камня и нетесаного плитняка. Воспрещается устраивать на тротуарах приямки для окон и входы в подвальные этажи. Существующие облагаются особым сбором в особый тротуарный капитал в размере, определенном думой. Тротуары не должны ничем загромождаться.

Существующие выступы, крыльца и тамбуры должны быть переделаны или убраны в течение двух лет. До их уборки или переделки также взимается особый сбор.

На переустройство существующих тротуаров назначается двухгодичный срок. Новые тротуары там, где их в настоящее время не существует, должны быть устроены в течение годичного срока.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5439, пятница, 3 (16) iюня 1911 года

Казанские ветеринары предложили городским властям новый способ умерщвления собак — «гамбургский»

Способ уничтожения собак.

Общество ветеринарных врачей предложило городской санитарно-ветеринарной комиссии гамбургский способ уничтожения собак: удушливыми газами или же вспрыскиванием в грудь собаки цианистого калия.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5439, пятница, 3 (16) iюня 1911 года

В Казани бывший начальник Уфимской телефонной сети отравился уксусной эссенцией, обвинив в своем самоубийстве «товарищей»

Покушение на самоубийство.

1 июня (14 июня по новому стилю) в 5 часов вечера на Большой Проломной улице в Никольских номерах, в своей комнате покушался на самоубийство уксусной эссенцией бывший начальник Уфимской телефонной сети, надворный советник П.И. Густомесов, 55 л. Прислуга номеров, услышав подозрительный шорох, при помощи полиции вошла в номер и нашла здесь Густомесова уже в бессознательном состоянии. Пострадавший отправлен в земскую больницу. Положение безнадежное.

В номере, на столе найдено письмо, написанное на 6 страницах, в котором Густомесов выясняет мотивы покушения на самоубийство. Главной причиной он выставляет ненависть «товарищей», с которыми он боролся во времена «освободительного движения» и забастовок телеграфных служащих. «Товарищи», будто бы, добились того, что он на 52 году своей службы был лишен должности и пенсии. Теперь отсутствие средств к жизни и трудоспособности толкнуло его на самоубийство.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5439, пятница, 3 (16) iюня 1911 года

В Казани на Булаке заложили пристрой к главному корпусу второй мужской гимназии

Торжество в Казанской 2-й мужской гимназии.

30 мая (день Святого Духа) в 1 час дня (12 июня по новому стилю) во 2-й Казанской мужской гимназии совершена была закладка здания — пристроя к главному корпусу гимназии.

При многолюдном собрании учащихся 2-й гимназии совершен был крестный ход из церкви той же гимназии к месту постройки. При стройном пении гимназического хора совершен был отцом законоучителем гимназии, священником И. Красовским чин малого освящения воды, окроплен был святой водой деревянный крест и место, где он и водружен на все время работ по постройке здания.

Самая закладка пристроя совершена в таком порядке: г. директором гимназии, статским советником В.С. Кузнецовым прочитана была во всеуслышание надпись на медной доске, на коей означено было, между прочим, число, месяц и год закладки. Доска положена в основание, на нее положен был крестообразно ряд камней бывшим директором Казанской 2-й гимназии действительным статским советником Н.А. Спасским, ныне окружным инспектором Казанского учебного округа. После полагали также камни в основание и, по древнему обычаю, деньги г. директор гимназии В.С. Кузнецов, г. почетный попечитель гимназии А.И. Пор, г. ктитор храма 2-й гимназии Н.Н. Киселев, г. архитектор С.В. Бечко-Друзин, г. инспектор гимназии Г.Г. Сергиев, отец законоучитель, гг. преподаватели и ученики гимназии. Ученики, по указанию г. распорядителя работ, положили длинный ряд камней, выражая этим свою любовь к своей alma mater.

По отпусте возглашено было диаконом многолетие Его Императорскому Величеству Государю Императору Николаю Александровичу, супруге Его Государыне Императрице Александре Феодоровне, матери Его Государыне Марии Феодоровне, Наследнику Цесаревичу, Благоверному Государю, Великому Князю Алексию Николаевичу и всему Царствующему Дому, Святейшему правительствующему Синоду и архиепископу Казанскому Иакову, начальствующим учащим и учащимся и всем православным христианам. В ответ на могучие возглашения отца диакона гимназический хор громко, величественно, многократно пел: «Многая лета».

Пристрой сильно расширит помещение гимназии, благодаря ему гимназия будет иметь на протяжении всего верхнего этажа большой, светлый, высокий зал, а в нижнем этаже два очень поместительных кабинета — физический и естественный.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5440, суббота, 4 (17) iюня 1911 года

Казанские рабочие — поклонники французской и английской борьбы — на берегу озера Кабан организовали ежедневные самостоятельные занятия по спортивной борьбе

Увлечение борьбою.

Борьба в саду «Эрмитаж» действует на казанскую публику увлекающим образом. Теперь ежедневно на берегу о. Кабана, позади дрожжевого завода, можно наблюдать такую картину. Часов около 8 вечера сюда собираются рабочие и начинают упражняться в французской и английской (бокс) борьбе. Есть между ними и Роланд, и Россо, и Кащеев и др.

Как и подобает, выбирают они из своей среды арбитра, который с колокольчиком в руках наблюдает за правильностью борьбы и выкрикивает: «сломал мост», «положил на обе лопатки» и т.д.

Немало представляет интереса эта борьба и для катающихся по о. Кабану, которые тесным кольцом окружают борцов и награждают их дружными аплодисментами.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5440, суббота, 4 (17) iюня 1911 года

В Казани 80-летняя старушка пыталась всучить городовому под видом чужого подкидыша собственного внука

Хитрая старушка.

Вчера после ранней обедни из Сошественской церкви вышла 80-летняя старушка и, подойдя к городовому, завопила:

— Батюшка родной! Вот мне какая-то женщина подсунула ребенка и скрылась...

Городовому это показалось подозрительным. Но старуха продолжала вопить:

— Меня — Акулину Сакунову — вся Казань знает; вот, спросите племянницу Т. Тимофееву...

Пошли к Тимофеевой, которая личность Сакуновой удостоверила, но в то же время заявила, что в подкинутом ребенке она опознает ребенка дочери Сакуновой. Волей-неволей старушке в своей проделке пришлось сознаться. Затем выяснилось, что она этого ребенка украла без ведома даже собственной дочери.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5440, суббота, 4 (17) iюня 1911 года

В Казань приезжает В.М. Пуришкевич

Лекция В.М. Пуришкевича.

Сегодня приезжает в Казань из Нижнего Новгорода член Государственной Думы Владимир Митрофанович Пуришкевич, который прочтет в зале дворянского собрания публичную лекцию на тему: «Проснувшийся Китай как угроза русскому переселенческому движению».

Имя почтенного лектора не нуждается в славословии, говорит само за себя. Вероятно, когда-нибудь отыщется на Руси досужий любитель сравнительной статистики, который «с цифрами в руках» выяснит, чье имя из состава депутатов наших трех Дум произносилось и фигурировало в отечественной прессе — всевозможных оттенков — наибольшее число раз и таким путем выяснит наибольшую популярность самых популярных депутатов. Но уже и сейчас, без «сравнительной статистики», можно с уверенностью сказать, что имя В.М. Пуришкевича — нашего дорого гостя — займет среди популярнейших депутатов одно из первых, если не «самое первое» место. <...>

«Казанскiй Телеграфъ», № 5441, воскресенье, 5 (18) iюня 1911 года

В Казани с большим успехом прошла лекция В.М. Пуришкевича

Лекция В.М. Пуришкевича.

Прочитанная в воскресен

В Казанском Родионовском институте благородных девиц состоялся очередной выпуск

Выпуск и акт.

28 мая (10 мая по новому стилю) состоялся выпуск воспитанниц Казанского Родионовского института благородных девиц.

Накануне в церкви Воскресения в присутствии совета, воспитанниц VIII выпуска и бывших воспитанниц совершена была панихида по учредительнице институту Анне Николаевне Родионовой, пел хор института.

В день выпуска после ранней литургии законоучителем отцом Николаем сказано было его духовным детям назидание для будущей их жизни. На торжественном молебствии, совершенном в институтском храме преосвященнейшим Андреем, епископом мамадышским, присутствовали почетные гости и родители воспитанниц, причем преосвященный владыка приветствовал воспитанниц теплым напутственным словом.

На акте начальницей института прочтено сообщение господина главноуправляющего ведомством Императрицы Марии о Высочайшем повелении Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны о даровании Родионовскому институту в нынешнем году вне правил второго шифра, получением которого осчастливлена была воспитанница Капгер Вера. Известие о Высочайшей милости выслушано было присутствовавшими стоя и встречено одушевленным пением народного гимна. Первый шифр осчастливлена была получить воспитанница Пенинская Анна, золотой медали удостоена была Осипова Илария, серебряной — Останкова Наталия, с правом на золотую и право на получение золотой медали предоставлено было де Кампо-Сципион Ольге. Награды были возложены и выданы воспитанницам начальницей института после прочтения протокола заседания особой конференции при пении народного гимна.

Всех воспитанниц окончило в нынешнем году в институте 16, воспитанницы удостоены были выдачи на акте аттестатов об успешном окончании курса присутствовавшими почетными гостями. В заключение г. начальник губернии М.В. Стрижевский приветствовал воспитанниц с благополучным окончанием курса. На акте же начальницей института была оглашена телеграмма его сиятельства главноуправляющего ведомством совету о Высочайшем соизволении на открытие при Родионовском институте с осени предстоящего учебного года дополнительного (старшего) и приготовительного классов. Извещение о новой Высочайшей милости Родионовскому институту было встречено восторженно и сопровождалось многократным пением народного гимна.

По окончании акта предложен был гостям и воспитанницам чай и торжество закончилось посещением вышедшими воспитанницами Казанского монастыря на поклонение его святыне и совершения благодарственного молебствия.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5442, вторникъ, 7 (20) iюня 1911 года

На Волге под Казанью прошла буря, вызвавшая сильный шторм на реке

Шторм на Волге.

Третьего дня на р. Волге разразился сильный шторм, свирепствовавший в течение 4-5 часов. В настоящее время доходят слухи, что благодаря этому шторму произошло на Волге несколько аварий с пароходами и с плывущими судами. Так под селом Ключищи во время привала к пристани штормом посадило на мель пароход Савина. Пароход снялся без повреждений.

На Устье (Казанки) во время шторма почти прекратилась всякая жизнь. Столб пыли, поднятый бурей, всей массой висел в воздухе на протяжение нескольких часов и прекращал всякое движение. Ветром сорвано много вывесок и повреждено много крыш на домах.

Из окрестностей передают о случаях разрушения этим штормом крыш, а также о сломе лесных деревьев.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5442, вторникъ, 7 (20) iюня 1911 года

В Казани поссорились известные цирковые артисты, выступающие в саду «Эрмитаж», — дрессировщик и борец

Из-за щелчка.

Третьего дня в саду «Эрмитаж» имела место довольно дикая сценка — в ресторане к мещанину Федору Ивановичу Чукаеву (Дурову) подбежал борец, потомственный дворянин Владимир Николаевич Шишкин (Роланд) и дал со всего размаху сильную пощечину. В публике произошел переполох. Прибежала полиция, которая и запротоколировала этот случай кулачной расправы.

Причиной к этой расправе послужило следующее. Роланд заметил, что собака Дурова исполняет некоторые приказания своего хозяина по данному знаку — щелчку, и намеревался привести в замешательство дрессированную собаку подобным щелчком в стену. Дуров, рассердившись на это, попросил собаку показать — сколько ума у борцов. Собака из ящика вынула нуль... Роковой нуль и привел вот к такой расправе.

— В этот же вечер борец Кащеев после неоднократных предупреждений за грубую борьбу с Россо исключен из чемпионата.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5442, вторникъ, 7 (20) iюня 1911 года

На Волге под Казанью в судоремонтном доке обнаружили трехпудового сома

Громадный сом.

Вчера нам из Верхнего Услона сообщили, что во время выводки из ремонтного судового дока отремонтированного судна, после того, как вода из дока была выпущена, там оказался сом весом приблизительно 3-х пудов.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5442, вторникъ, 7 (20) iюня 1911 года

В Казани могила, в которой захоронен дед Л.Н. Толстого, находится в ужасном состоянии

Забытая могила.

На кизическом монастырском кладбище, среди могил местной аристократии конца 18 и начала 19 века, есть полуразрушенная могила. Колонна памятника упала и валяется близ могилы. На одной из сторон этой колонны имеется надпись:

Граф
Илья Андреевич
ТОЛСТОЙ.

Родился 1757 года.
Июня 20-го дня.

Скончался 1820 года.
Марта 21 дня.

Это — могила деда Л.Н. Толстого. Все, читавшие «Войну и мир», невольно останавливали свое внимание на поразительно художественной фигуре бесхарактерного и непрактичного графа Ильи Андреевича Ростова. Описываемая могила и хранит останки этого человека.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5444, четвергъ, 9 (22) iюня 1911 года

В казанском саду «Эрмитаж» продолжаются бесчинства борцов — участников чемпионата по борьбе

Пора прекратить эти безобразия.

Вчера, в 3 часа утра, в саду «Эрмитаж» разыгралась снова дикая сцена. Один из борцов, В.Н. Шишкин (по сцене Роланд), повздорил о чем-то в ресторане с официантом Мироновым, а затем вскочил с места и ударами по лицу и голове сшиб Миронова с ног. Раздались истерические крики. В публике произошла паника.

Но этим «вечер увеселений» не ограничился. Почти в то же время в противоположной стороне ресторана послышался неистовый вопль о помощи. Глазам зрителей представилась новая «картина». Со сжатыми кулаками и свирепым видом стоял борец Н. Тулумбасов (по сцене Турбас), а перед ним — маленькая, с умоляющим видом певица Сметанина (по сцене Мусина). И вот этот-то богатырь со всего размаха ударил кулаком по виску Сметанину, и несчастная, лишившись сознания, замертво упала на пол.

С трудом бедную певицу удалось привести в чувство... Конечно, полиция тотчас же вмешалась в эту историю и составила протокол...

«Казанскiй Телеграфъ», № 5444, четвергъ, 9 (22) iюня 1911 года

В Адмиралтейской слободе Казани закладывается новое здание женской гимназии

Закладка городской адмиралтейской женской гимназии.

Адмиралтейская женская гимназия, открытая 4 года тому назад по частной инициативе с правами правительственных гимназий для учащихся и развивавшаяся теперь уже до седьмого класса включительно, до сих пор помещается в частном малопоместительном и малоудобном доме. С целью устранения этих неудобств, по инициативе С.А. Землянова и с разрешения господина казанского губернатора, возник особый комитет по изысканию средств на сооружение здания для женской гимназии в Адмиралтейской слободе. Сочувственное отношение лиц, заботящихся о распространении среднего женского образования среди бедных жителей слобод, значительно отдаленных от города, дало возможность комитету приступить к постройке здания, специально приспособленного для учебного заведения.

В воскресенье 12-го сего июня (25 июня по новому стилю) в 12 часов дня после молебна совершится закладка этого здания. Здание строится каменное, двухэтажное, размером 12 ½ на 9 ½ с., на месте, отведенном городом, между домами Дубровиной и 6-й полицейской частью, по плану, составленному городским архитектором П.П. Голышевым; работы ведутся под его наблюдением.

По выстройке здание перейдет в собственность города.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5446, суббота, 11 (24) iюня 1911 года

Речь члена Государственной Думы В.М. Пуришкевича в Казани 18 июня 1911 года

Проснувшийся Китай как угроза русскому переселенческому движению.

(Публичная лекция, прочитанная членом Государственной Думы В.М. Пуришкевичем в зале Дворянского собрания 5 июня.)

Милостивые Государи! Мне приходится начать мой доклад со старой истины, которая, к глубочайшему прискорбию нашему, лишний раз подтвердилась в столь горько оплакиваемую нами русско-японскую войну. Истина эта гласит, что победоносными бывают войны, народу понятные, т. е. только те войны, которые являются как бы громовым отзвуком стихийного народного движения,которые проникнуты народным духом, мощью этого духа созданы и согреты... Русско-японская война, летопись которой теперь спокойно перешла в область мировой истории, с самого начала и до конца именно была чужда народному духу, народному пониманию. Она явилась делом рук русского правительства, которое, благодаря крупным дипломатическим ошибкам, преувеличенному представлению о силе русского оружия и безмятежному игнорированию успехов Японии в военном деле, дало коварному врагу себя застать врасплох... Россия потерпела поражение...

Не будем больше бередить наши не зажившие еще раны, не будем разбираться в этой огромной исторической ошибке. Факт несомненный, что Россия забыла о Востоке, проспала события, надвигающиеся с Востока, о Востоке помнило лишь правительство, но недостаточно оценило и учло грозящую нам опасность вплоть до того момента, когда оттуда, с Востока, грянул первый удар грома. Оно не сумело вовремя раскрыть глаза русскому народу на надвигающуюся грозу с Востока и, таким образом, привлечь народные массы к сознанию необходимости дать отпор врагу, воодушевить эти народные массы на борьбу с востоком. Война с Японией — повторяю — велась правительством. А войны, ведомые одним правительством, не могут быть успешными...

Теперь, казалось бы, нам остается только использовать в полной мере горький урок, ниспосланный судьбою, предохранить себя на будущее время от повторения такого же, а еще вернее, горшего урока. Увы! Обозревая события, последовавшие в России со времени портсмутского мира, касаясь всего того, что в наши дни творится, приходится думать, что мы, русские, мало научены прошлым, что мы продолжаем забывать о Востоке. Мы все так же безмятежно спим и не видим такой ясной истины, что из Азии нас хотят выгнать и что там, откуда нас хотят выгнать, мы у себя дома, а, стало быть, нашим насущнейшим интересам, нашим историческим заветам, полученным от предков-завоевателей, грозит непосредственная опасность...

Я вполне понимаю, когда такою «забывчивостью» страдают представители quasi-русской интеллигенции, представители жидов и прочих инородцев, враждебно, с ненавистью относящихся к судьбам России. Я понимаю, когда глава ка-декской партии Милюков, вкупе с жидами и прочими врагами России, старается изо всех сил отвлечь внимание России от грозы с Востока, уверяя, что этой грозы на самом деле не существует. Как известно из газет, г. Милюков в последнее время разъезжал по России и внушал своей аудитории идеи пассифизма. Он уже прочел в Астрахани и Екатеринославе лекцию на тему: «Вооруженный мир и ограничение вооружений». Не трудно догадаться, не заглядывая даже в содержание милюковской лекции, к каким конечным выводам приходит ка-декский вождь. С его стороны вполне естественно проповедовать пассифизм, делать призыв к разоружению именно в то время, когда Восток, весь в грозовых тучах, вот-вот разразится громами и молниями. Милюков, как и все враги России, рад приложить свою руку к этому предательскому, изменническому делу...

Но чем больше стараются враги России ее погубить, тем большая ответственность лежит на нас, русских людях, раскрыть глаза русскому народу на грозящую нашей Родине опасность, призвать всех русских людей на защиту того, сто нам передано нашими предками-завоевателями, на защиту нашей дорогой Родины, ее славы и мощи...

Я сказал, что лекции господина Милюкова — особенно в настоящий момент — акт государственной измены. Милюков призывает нас присоединить свой голос в пользу мира и всеобщего разоружения. Но разве этот мир, по симптомам настоящего времени, мыслим даже? Разве другие народы мечтают о разоружении? Не растут ли с каждым днем, с чисто стихийною силою, армии и флоты Англии, Германии, Японии, Австрии и других держав? Не тратят ли эти державы все больше и больше на дело военное и морское? Чтобы ответить на эти вопросы, не нужно далеко ходить. Достаточно развернуть любой номер любой газеты,и известия об огромных материальных жертвах, несомых народами на алтарь бога войны, о крайнем обременении населения налогами на вооружение, о страстном соревновании между отдельными державами в скорости и качеств вооружений, глядят с каждого газетного столбца. И вот, в этот-то момент лихорадочного, в высшей степени напряженного труда по вооружению наций, нам, русским людям, проповедуют господа Милюковы идею пассифизма, космополитизма. В каком положении очутились бы мы среди других держав, вооруженных с ног до головы, если бы мы, по рецепту Милюковых, перестали вооружаться, ослабляли бы себя, убивали дух нации? К счастью для нас, призыв Милюкова настолько, очевидно, бессмыслен и нелеп, что его не стоит особенно старательно опровергать. Мы знаем, что нужно общее желание всех держав «разоружиться», а не одной какой-нибудь державы (если бы даже и нашлась такая наивная «держава»), нужна прочная уверенность в добросовестном исполнении всеми «мирных обязательств», тогда только можно «мечтать» о всеобщем мире. Иначе клик «Горе побежденным!» будет вечно раздаваться раздаваться грозным memento mori над головами тех наций и народов, которые бы вздумали следовать призыву «разоружаться» — и всякий, кто посмел бы делать этот призыв нам, русским, будет справедливо заклеймен именем государственного изменника.

Есть еще, кроме г. Милюкова, «доброжелатели» России, которые продолжают нас уверять в том, в чем некогда было уверено русское правительство, — именно, в отсутствии «грозы с Востока». Так, например, и другой «вождь» — вождь октябристов, г. Гучков, — совершив поездку по Дальнему Востоку, высказался в оптимистическом тоне относительно опасности новой войны на востоке — в ближайшем будущем, по крайней мере. Гучков не отрицает факта, что Восток пробуждается, что реформа во всех областях государственного устройства и быта Китая следуют одна за другою очень быстрым темпом, но — тем не менее, — по мнению г. Гучкова, «непосредственной опасности для России пока не существует».

К сожалению, я не имею данные сказать с уверенностью, что оптимистический взгляд Гучкова основан на поверхностном наблюдении, и что жизнь, действительная жизнь Востока говорит другое. Об этих фактических данных сообщу вам, господа, подробно...

(Продолжение следует.)

Г. Клепацкий.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5442, вторникъ, 7 (20) iюня 1911 года

Речь члена Государственной Думы В.М. Пуришкевича в Казани 18 июня 1911 года (продолжение)

Проснувшийся Китай как угроза русскому переселенческому движению.

(Публичная лекция, прочитанная членом Государственной Думы В.М. Пуришкевичем в зале Дворянского собрания 5 июня.)

...Китай проснулся... Это факт совершившийся, непреложный, засвидетельствованный в последние годы многими вдумчивыми исследователями и наблюдателями всех европейских национальностей. И сейчас в Китае идет глухое брожение наряду с колоссальной внутреннею работою — верные предвестники сильного подъема национального духа, а засим и... того грома, который мы услышим не позднее, как через 4-5 лет, когда огромная Поднебесная Империя, с 450-миллионным населением, почувствует себя достаточно сильною, чтобы сосчитаться с «белою расою» за все перенесенные обиды и унижения. Китайское правительство превосходно учитывает это брожение и приподнятое настроение народных масс, сдерживает твердою рукою до поры, до времени взрыв национального чувства — гнева и жажды мести, — с тем, чтобы использовать в должное мере эти чувства, когда горючего и взрывчатого материала накопится нужное количество. В этом отношении политика китайского правительства ведется с примерною последовательностью и неуклонностью. Она ясна даже для постороннего глаза.

В зависимости опять-таки от настроения народных масс, работа правительства носит двоякий характер. С одной стороны, оно деятельно трудится над усовершенствованием всех отраслей государственного управления, проводя нужные реформы по известной планомерной системе и, что наиболее характерно, во всем согласно с теми определенными обещаниями, которые даны населению с высоты престола, от лица принца-регента Чун, — личности положительно гениальной, во многих чертах схожей с Великим Русским преобразователем, Императором Петром Великим, — о нем, впрочем, речь впереди... С другой стороны то же правительство чрезвычайно искусно и осторожно подливает, так сказать, масло в огонь, пропитывая народную гущу чувством уязвленного национального самолюбия и горечью понесенных обид...

Я говорил выше, что эта политика совершенно ясна доже для постороннего глаза. Да, это так. И известия в европейских газетах, идущие из Китая, каждый день приносят нам наглядные подтверждения. Что читаем мы в газетах? Прежде всего, само правительство китайское усиленно внушает народным массам идею — предстоящего раздела Китая между иностранными державами, — в случае если национальный дух китайцев не воспрянет и народ не пожелает придти на помощь правительству в деле создания мощи и славы Империи, в деле проведения в жизнь намеченных и осуществляемых им реформ, жертвами материальными и нравственными. Легко себе представить можно, на какую благодарную почву падают эти семена, бия народные массы по самому больному месту. Одним из наиболее осязательных результатов муссирования этой идеи явилось образование общества под названием «Союз спасения народа», задачи и цели которого очень близко напоминают наш «Союз русского народа», — общество, которое пользуется не только доверием, но и поддержкой китайского правительства. Соразмерно с успехами этой пропаганды, правительство принимает необходимые меры к тому, чтобы взрыв народного негодования не последовал раньше, так сказать, положенного времени. И опять-таки правительство и в этом отношении действует совершенно открыто, не утаивая от народонаселения именно этой побудительной причины, требующей пока терпения и сдержанности. Оно решительно и твердо заявляет, что всякий, кто ослушается этого требования, кто захочет делать активные выступления против врага или будет подбивать других своих соотечественников на эти выступления теперь, когда государство к борьбе еще недостаточно подготовлено, почитается государственным преступником, и как таковой, будет наказываться по всей строгости закона...

В этом отношении косвенное, хотя и очень заметное, содействие китайскому правительству оказывает Япония, которая систематически, исподволь науськивает на нас, русских, внушая китайцам мысль, что самым худшим врагом Китая является Россия. С первого взгляда может показаться несколько странным положение, что японцы, вчерашние победители китайцев, к которым последние, естественно, должны питать чувство злобы и жажду мести за нанесенное им поражение, сегодня являются в роли ближайших советчиков китайцев, что их советам верят китайцы и следуют. К глубочайшему нашему сожалению, этот факт, несмотря на его ненормальность с нашей точки зрения, белой расы, существует. Объяснение ему мы можем найти в некоторых психологических особенностях народов желтой расы и в положении, которое вкратце формируется так:

— Расовая ненависть значительно сильнее племенной ненависти...

В силу этого-то положения Китай, например, ежегодно отправляет 7000 своих юношей для завершения образования не в европейские страны: Англию, Францию, Германию и т. д., а все в ту же соседку-островитянку Японию, которая так недавно нанесла Китаю ряд тяжких поражений. И, конечно, не требует никаких доказательств другое положение, что Япония, имея в своих руках такой крупный шанс, как воспитание лучшего, отборнейшего китайского юношества, выпускает их от себя в достаточной мере «подготовленными» к пропаганде проводимых ею идей в Азии: о панмонголизме, об образовании азиатской федерации государств с боевым лозунгом: «Азия для азиатов!», а — главное — воспитанных ею в чувствах страшной злобы и ненависти против русских, против России, вырвавшей у Японии плоды победы над китайцами, не заплатившей ей ни копейки военной контрибуции в вознаграждение за те колоссальные материальные жертвы, которые понесло японское население в русско-японскую войну. Со стороны Японии — повторяю — месть России является сцвством вполне понятным и естественным. Натравив же Китай на Россию, бросить на Россию волну китайцев, нафанатизированных, обозленных до последней степени, — один лишь из вернейших и практичнейших способов свести счеты с ненавистной Россиею, новая война с которой для японцев, для массы японского населения, крайне обремененного налогами, является пока физически невозможною. И Япония усердно, систематически следуя своей обычной тактике: «Все цели хороши, которые ведут к цели», исподтишка, руками самых авторитетных своих деятелей, готовит нам удар, который, дай Бог, чтобы мы сумели и захотели предотвратить!

Нужно ли говорит о том, что ненависть китайцев именно к нам, русским, уже в достаточной мере подогрета, что она существует? Каждый день в последнее время мы привыкли читать в газетах о случаях явно вызывающего образа действий, когда-то мирно настроенных в отношении нас китайцев. Последние столкновения нашей дипломатии с китайским правительством дали много осязательных, реальных доказательств того, что китайские народные массы уже «дерзают» против русских, не страшатся более силы русской. Печальный результат нашей войны с Японией — «маленькою» Япониею — разрушил представление китайцев о «непобедимости» русских войск, о мощи России. Отсюда — отсутствие прежнего, почти суеверного страха перед Россией, а засим и соблазнительная мысль:

— Если такая маленькая держава, как Япония, благодаря достигнутым успехам в общей культуре и в военном деле, побила Россию, то что может сделать с Россиею проснувшийся Китай с 450-миллионным населением, когда он, осуществив необходимые реформы, станет на ноги? Желтый дракон раскроет свою пасть и изгонит ненавистных русских из пределов Азии! Сыны поднебесной империи, задыхающиеся от безземелья и нищеты, получат новые плодородные замли, которые предназначены им, а не русским...

А тем временем пропаганда ненависти против России ближайшего соседа Китая, граничащего с ним на протяжении 9100 верст, продолжает делать свое дело, проникая все глубже и глубже в гущу народную...

Успехи этой пропаганды именно среди широких народных масс свидетельствуются, между прочим, одной характерной легендою, которая ходит по Китаю из уст в уста и которую случайно услышал и записал наш русский офицер недавно со слов простого рабочего-китайца. Позволю себе привести ее здесь, почти текстуально:

«В большой долине, окруженной высокими горами, вершины которых несли ледники и горели золотом при восходе и заходе солнца, раскинулся маленький поселок с кумирней около шумящего ключа...

Вокруг росли тутовые деревья, на которых с незапамятных времен разводили шелковичных червей, а по горам вились розы, взлелеянные солнцем, смело распускали свои палевые и темно-красные лепестки, наполняя ароматом всю долину...

Шумящий ключ легко вертел колесо, соединенное посредством вала с другим зубчатым колесом, зубцы которого при повороте прикасались к натянутым струнам, заставляя их звучать...

Шум ключа, смешиваясь со звуком струн, создавал какую-то мягкую мущыку, которая далеко разносилась по долине...

Долина славилась музыкою и мудрецом-китайцем, жившим около самой кумирни. По вьющейся между горами тропинке постоянно двигались люди, направляясь к седому мудрецу...

Больных он лечил, спрашивающим совета мудро советовал и от времени до времени, наблюдая за звездным небом, записывал в толстую книгу свои мысли и предсказания.

Одно предсказание его гласит...».

(Окончание следует.)

Г. Клепацкий.

«Казанскiй Телеграфъ», № 5443, среда, 8 (21) iюня 1911 года

Речь члена Государственной Думы В.М. Пуришкевича в Казани 18 июня 1911 года (окончание)

Проснувшийся Китай как угроза русскому переселенческому движению.

(Публичная лекция, прочитанная членом Государственной Думы В.М. Пуришкевичем в зале Дворянского собрания 5 июня.)

...«Горе народу моему, ибо приближается к нашей великой стене белое дерево (под „белым деревом“ подразумевается береза, русская береза, своеобразная символизация русской силы)...

С северо-запада надвигается оно и все ближе и ближе раскидывает свои семена, крепче и крепче уходят его огромные корни в землю, и ни бури, ни дожди обильные, ни жары наши не убьют его...

Ветер поднимает пыль, поднимает и семена его, и хотя бы до вершины гор выстроили мы стену, все равно семена белого дерева падут на нашу тучную землю, и покроется она белым деревом.

За деревом придут белые люди, которые отнимут много-много земли у моего народа и заставят его работать на его же земле, но не свободным, а рабом...

Много крови моего народа прольют белые люди, и этою кровью пропитается вся наша земля, и эта кровь будет вопиять к небесам об отомщении...

Но настанет час возмездия. Упитанная кровью земля принесет богатую жатву. Народ мой проснется, и справедливый, священный гнев его падет на головы дерзких пришельцев. Опять кровь потечет ручьями на наши поля и нивы, но теперь это будет кровь не моего народа, а ненавистных белых людей. Их кровь утучнит нашу жатву. Белое дерево будет вырублено по всей земле нашей, белые люди будут уничтожены. А те, что останутся в живых, убегут от нас в страхе. И народ мой воспрянет, чтрана процветет, все кругом — и поля, и нивы, игоры, и долины, и города, и селения — возликует...».

Вот какова, милостивые государи, эта ходячая легенда, передаваемая из уст в уста среди народных масс Китая. И что она близка и понятна китайскому народу, это видно хотя бы из рассказа того же офицера, который записал легенду со слов простого рабочего-китайца. Он повествует, между прочим, что будучи поражен содержанием самой легенды, не обратил сразу внимания на выражение лица китайца. Когда же взгляд его случайно упал на это лицо, то он увидел перед собою нечто еще более знаменательное, чем сама легенда. Китаец, точно преобразился. Из глаз его лились слезы, но весь он полон был жажды мести, перекосившееся лицо его говорило без слов о том, сколько дикой злобы накопилось в его душе против... белого дерева и белых людей...

Этот случайный эпизод, конечно, один из многих подобных, а может быть, существуют еще более яркие, но и он в достаточной мере характеризует настроение народных масс Китая по отношению к нам, русским, в данное время и лишний раз указывает, какую благодарную восприимчивую почву имеют в лице народных масс Китая китайское правительство и ближайшие «советчики»-японцы, искусно возбуждая уязвленное национальное самолюбие китайцев и все время напоминая о прошлых обидах, предсказывая еще большие унижения и бедствия в будущем.

* * *

Переходя к колонизаторской деятельности русского правительства в Сибири, Приамурье, Забайкалье, Приморской области и, вообще, на Дальнем Востоке, талантливый лектор столь же подробно и обстоятельно ознакомил аудиторию с историей русского переселенческого движения, начиная с того времени, когда правительство, в силу соображений высшего государственного порядка, ставило известные препоны этому движению и вплоть до последних дней, когда, наоборот, правительство всячески облегчает переселение, дает полную свободу переселенческой волне, которая неудержимо, стихийно ширится с каждым днем. Путем точных цифровых данных, взятых из отчетов переселенческого управления, Владимир Митрофанович указал аудитории, что рост переселенческого движения свидетельствует явно о том, что Азиатская Россия и Дальний Восток роковым образом вступают в эру новой жизни и что поэтому ближайшими задачами русского правительства является создание благоприятных условий для переселенцев, для прочной их оседлости в этом крае, которому предстоит завидная участь, если... только вместе с колонизационными и культурными мероприятиями правительство наше примет своевременные меры к отражению удара с Востока...

Что правительство учитывает назревающие события на Востоке и готовится к ним самым серьезным образом, это сейчас ни для кого не тайна. Поездки на Дальний Восток председателя Совета министров П.А. Столыпина вместе с главноуправляющим землеустройством и земледелием А.В. Кривошеиным, военного министра В.А. Сухомлинова и др., несомненно, предприняты были не только в целях ознакомления с положением переселенцев, с многосложными и разнообразными нуждами переселения, а также сибирских и дальневосточных городов, но и с целью составить надлежащее представление о многих вопросах стратегического свойства.

Стало быть, грозный призрак удара с Востока — не плод напуганной фантазии, а нечто вполне реальное и осязательное, к чему нужно готовиться всеми силами и всей России — т. е. не только русскому правительству, но и всем нам, истинным сынам своей родины.

«С крайним прискорбием, — заканчивает Владимир Митрофанович первую часть лекции, — я должен здесь же попутно отметить великий грех перед родиной Государственной Думы, которая долго тормозила одну из самых насущных потребностей в военном деле, в деле защиты России от грядущих событий — воссоздание нашего военного флота, потерпевшего колоссальный урон в русско-японскую войну. Как вам, господа, известно, Государственная Дума, упорно требуя коренных реформ в морском ведомстве, перемены личного состава и всей системы хозяйственного управления в морском министерстве, столь же упорно отказывало в новых ассигнованиях на воссоздание военного флота. Это, конечно, была одна из грубейших и непростительнейших ошибок Государственной Думы, за которую русский народ не помянет ее добрым словом. Ибо вполне возможным представлялось одновременно настаивать на требовании самого подробного и тщательного раскрытия злоупотреблений в ведомстве, на привлечении к ответственности всех виновных в злоупотреблениях и промахах, не взирая ни на какие чины и отличия, и вместе с тем не затягивать дела первейшей государственной важности, не терять зря времени, которого в нашем распоряжении так мало...

Но — благодарение Богу — эта «линия» странного упрямства Думы благополучно миновала, и строительство военного флота сейчас идет усиленным темпом. Будем надеяться, что правительству удастся нагнать потерянное время, но будем также продолжать свою работу — бить в набат, кричать громким голосом о грядущей опасности с Востока, дабы нас не застала вторично врасплох, дабы нам не стыдно было перед потомством, что мы преступным небрежением к нашим сыновним обязанностям отдали родину на поражение хитрому и жестокому врагу. <...>

Г. Клепацкий («Давности» публикуют только первую часть лекции В.М. Пуришкевича).

«Казанскiй Телеграфъ», № 5444, четвергъ, 9 (22) iюня 1911 года